Как признать экспертизу недействительной?

Как признать экспертизу недействительной?

Судебная экспертиза довольно часто назначается при расследовании уголовных дел или разрешении гражданских споров. Для запуска процедуры необходимо решение суда, требование органов дознания или следствия, прокурора или ходатайство любой из сторон разбирательства.

После назначения и проведения необходимых исследований специалист представляет в суд экспертное заключение с выводами по тем вопросам и проблемам, которые были сформулированы заявителем. В случае необходимости дополнительных комментариев к документу, эксперт может быть приглашен на заседание суда для дачи разъяснений.

С заключением согласны не всегда

Несмотря на то, что исследования проводят специалисты, результаты, оформленные в экспертном заключении, не всегда устраивают все стороны конфликта. Случается, что одна из сторон разбирательства не согласна с представленными выводами и высказывает недоверие экспертам, которые провели проверку.

Этом случае у многих возникает желание признать экспертизу недействительной, назначив новое исследование.

Как признать результаты экспертизы недействительными

Специалисты, ссылаясь на Законодательство, утверждают, что признать экспертизу недействительной невозможно – такая процедура не предусмотрена Законом. Однако это не значит, что недовольная сторона не имеет возможности удовлетворения своих требований. Она может подать ходатайство о назначении дополнительной или повторной экспертизы.

При этом необходимо помнить, что:

  • дополнительная экспертиза назначается судом в случае недостаточной ясности или неполноты заключения эксперта и может быть поручена тому же или другому эксперту;
  • повторная экспертиза назначается при наличии сомнений в обоснованности заключения эксперта или противоречий в его выводах, и проведение поручается другому эксперту.

Процедура признания судебной экспертизы недействительной, а вернее, о назначении повторных или дополнительных экспертных исследований, включает следующие шаги:

  • оформление заявления (ходатайства) установленного образца, с правилами написания которого можно ознакомиться в секретариате суда;
  • в ходатайстве должны быть приведены доводы, которые побудили сторону обратиться с просьбой проведения повторной или дополнительной экспертизы;
  • там же нужно указать, какие аргументы, приведенные в экспертном заключении, вызвали недоверие или возражения;
  • заявление должно содержать основания, которые оправдывают назначение новой процедуры.

Эксперта для ее проведения может назначить суд, или самостоятельно может выбрать сторона заявителя.

Чаще всего «обиженная» сторона обращается к услугам независимой лицензированной компании, специалисты которой проведут весь комплекс необходимых исследований с высоким качеством и в максимально короткие сроки.

Результаты работы оформляются в экспертное заключение, которое представляется в суде как доказательство.

Обобщение судебной практики о назначении и производстве судебных экспертиз по уголовным делам

Как признать экспертизу недействительной?

Давая разъяснения судебной практики, Пленум Верховного Суда Российской Федерации в своем постановлении от 21.12.2010 № 28 «О судебной экспертизе по уголовным делам» ориентирует суды на необходимость наиболее полного использования достижений науки и техники в целях всестороннего и объективного исследования обстоятельств, подлежащих доказыванию по уголовному делу, путем производства судебной экспертизы во всех случаях, когда для разрешения возникших в ходе судебного разбирательства вопросов требуется проведение исследования с использованием специальных знаний в науке, технике, искусстве или ремесле.

Понятие судебной экспертизы дано в статье 9 Федерального закона от 31.05.2001 № 73-ФЗ «О государственной судебно-экспертной деятельности в Российской Федерации».

  • Судебная экспертиза — процессуальное действие, состоящее из проведения исследований и дачи заключения экспертом по вопросам, разрешение которых требует специальных знаний в области науки, техники, искусства или ремесла и которые поставлены перед экспертом судом, судьей, органом дознания, лицом, производящим дознание, следователем, в целях установления обстоятельств, подлежащих доказыванию по конкретному делу.
  • В определении даны основные признаки судебной экспертизы, отличающие её от других экспертиз и других форм использования специальных знаний в судопроизводстве.
  • Судебная экспертиза – процессуальное действие, следовательно, её производство регламентировано законом (наиболее полно — в УПК РФ и Федеральным законом № 73 «О государственной судебно-экспертной деятельности в Российской Федерации»), некоторые аспекты судебно-экспертной деятельности рассмотрены в уже названном постановлении Пленума Верховного Суда Российской Федерации № 28 «О судебной экспертизе по уголовным делам от 21 декабря 2010 года»:
  • — судебная экспертиза может быть назначена и произведена до возбуждения уголовного дела (часть 4 статья 195 УПК РФ) и после возбуждения уголовного дела;
  • — в результате ее производства появляется доказательство — заключение эксперта.

Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации применяет к экспертизе определение «судебная», причем и в тех случаях, когда она назначается и производится еще в ходе предварительного расследования.

Тем самым законодатель подчеркивает то обстоятельство, что результаты экспертизы предназначены для суда.

Кроме того, признание экспертизы, произведенной на стадии предварительного расследования, судебной означает, что полученное таким образом письменное заключение эксперта может использоваться в суде наравне с другими доказательствами, добытыми в ходе судебного заседания, и без производства там собственного экспертного исследования. Допрос эксперта в судебном заседании является мерой факультативной и проводится по усмотрению суда. При этом эксперт не проводит дополнительных исследований, а лишь разъясняет и уточняет ранее данное заключение (часть 2 статьи 80, часть 1 статьи 282 УПК РФ).

Назначение экспертизы — это процессуальное действие, которое реализуется при соблюдении определенных законом оснований и условий. Оно не сводится только к составлению определения или постановления о производстве экспертизы.

В юридической литературе представлены различные мнения и взгляды на основания назначения судебных экспертиз. Большинство авторов под общеправовым основанием для назначения экспертизы понимают потребность в использовании специальных знаний эксперта в целях установления обстоятельств, подлежащих доказыванию по уголовному делу.

Юридическим основанием назначения и производства экспертизы является постановление следователя, дознавателя, судьи или определение суда.

Специальными условиями для назначения экспертизы являются достаточность объектов для исследования, наличие научно — обоснованной экспертной методики по данному предмету, а также по общему правилу — согласие свидетеля и потерпевшего на их исследование.

  1. Случаи обязательного назначения судебной экспертизы регламентируются статьей 196 УПК РФ. Назначение и производство судебной экспертизы обязательно, если необходимо установить:
  2. 1) причину смерти;
  3. 2) характер и степень вреда, причиненного здоровью;
  4. 3) психическое или физическое состояние подозреваемого, обвиняемого, когда возникает сомнение в его вменяемости или способности самостоятельно защищать свои права и законные интересы в уголовном судопроизводстве;

3.1) психическое состояние подозреваемого, обвиняемого в совершении в возрасте старше восемнадцати лет преступления против половой неприкосновенности несовершеннолетнего, не достигшего возраста четырнадцати лет, для решения вопроса о наличии или об отсутствии у него расстройства сексуального предпочтения (педофилии) (введен Федеральным законом от 29.12.2012 № 14-ФЗ);

Как оспорить судебную экспертизу по уголовному делу? — Варианты использования специалиста и специальных знаний в целях защиты

Как признать экспертизу недействительной?

Например, привлечение к уголовной ответственности по ст.ст.111, 112, 113, 114, 115 УК РФ возможно исключительно в случае наличия в уголовном деле результатов судебно-медицинской экспертизы о наличии вреда здоровью потерпевшего. По делам о ДТП (ст. 264 УК РФ)  со смертельным исходом,или другими тяжкими последствиями, кроме медицинской, также часто проводится судебная автотехническая экспертиза. Многие дела в сфере экономики, например, по ст.201 УК РФ и пр. требуют проведения судебной финансово-экономической экспертизы. По делам о наркотиках (ст.ст.228 и 228.1 УК РФ) в деле всегда есть судебно-химическая экспертиза.

В моей адвокатской практике успешное опровержение результатов экспертизы почти всегда влекло выигрыш дела или значительное улучшение позиций защиты.

Оспорить обвинение и заключение эксперта может помочь специалист в конкретной области научных знаний.
В соответствии с законом уголовный адвокат по договору на платной основе, вправе привлекать специалиста.

  • Далее постараюсь кратко привести возможные варианты использования специальных знаний специалиста в уголовном процессе.
  • Специалист может помочь адвокату по уголовным делам в поиске ошибок при обнаружении, получении и фиксации будущих доказательств.
    В первую очередь привлекать специалиста необходимо, когда есть сомнения в выводах эксперта, изложенных в заключении:
  • — для мотивировки ходатайства о назначении дополнительной экспертизы с приложением заключения специалиста;
  • — и для устных консультаций.
  • Специалист может помочь уголовному адвокату в разрешении вопросов:
  • — о качестве, пригодности объектов для исследования;
  • — о методах исследования, используемом при этом оборудовании, соответствие его стандартам (поверка, калибровка и пр.);
  • — о научной обоснованности использованных экспертом методов.
  • Даже если адвокат по уголовным делам сам может аргументированно оспорить судебную экспертизу, заключение специалиста выгодно использовать потому, что выступление адвоката не является доказательством.

Еще у защиты есть право ходатайствовать об участии специалиста в процедуре проведения экспертизы. Конечно данные требования редко удовлетворяют, но попытаться можно, особенно по громким делам.

Свой специалист может быть выгоден также при проведении психофизиологической экспертизы с использованием полиграфа.

Также возможно ходатайство об участии специалиста в следственных действиях. Например, психолог может быть полезен на допросе для определения посттравматического синдрома после пыток, или возможного аффекта, а врач полезен при освидетельствовании.
Фактически участие специалиста возможно при любом процессуальном действии.

Суд не вправе отказать в допросе специалиста, но ходатайство должно подтверждать относимость, допустимость (квалификацию, опыт работы и пр.) Но на стадии предварительного расследования возможности ограничены, следователь всегда может нам отказать по надуманным причинам.

На стадии возбуждения уголовного дела использовать специалиста тоже возможно в случаях, когда предполагается или имеет место незаконное сопротивление правоохранительных органов интересам потерпевшего.

Читайте также:  Увольнение по собственному желанию: я написала заявление об увольнении две недели назад

Например, для оценки стоимости похищенного, можно приложить заключение специалиста или оценочный отчет к заявлению о возбуждении уголовного дела.

Или, например, по уголовным делам, связанным с повреждением здоровья человека: солидное заключение специалиста врача, в виде толстого отчета с фототаблицами и приложением результатов анализов, ренгенологического, магнитотомографического или др. исследования может оказать решающую роль в возбуждении уголовного дела и защите Ваших интересов.

Как я писал выше, иногда правоохранительные органы могут занижать ущерб, чтобы исключить его квалификацию как крупного или значительного в случае если не хотят возбуждать уголовное дело.

Возможно и обратное – попытки завысить ущерб, например, при краже бывшего в употреблении дешевого телефона по ч.1 ст.

158 УК РФ, или, например, при краже большого количества звукозаписывающего оборудования со склада, чтобы ущерб искусственно превысил 1 000 000 и повлек квалификацию по такому тяжкому преступлению как кража в особо крупном размере (ч.4 ст.158 УК РФ) с наказанием до 10 лет лишения свободы.

При наличии заключения специалиста или оценочного отчета, правоохранительные органы как минимум будут вынуждены провести полноценную судебную экспертизу стоимости похищенного. В моей практике уже были случаи, когда результаты экспертизы разрушали обвинение и влекли переквалификацию с ч.4 на менее тяжкую ч.3 ст.158 УК РФ с почти в два раза более мягким наказанием.

Если Вы хотите оспорить судебную экспертизу или если у Вас есть вопросы – записывайтесь на консультацию или пишите в х.

Оспаривание результатов судебно-технической экспертизы давности документа — новости Право.ру

Причина отказов судов в назначении дополнительных и повторных экспертиз в том, что заинтересованная сторона, не вникая в суть методики и не разобравшись в расчетах, лишь представляет суду письменное мнение другого специалиста, не будучи в состоянии дать самостоятельные пояснения суду о выявленных недостатках. Суд в такой ситуации чаще всего резюмирует, что не имеется оснований сомневаться в экспертном заключении и принимать во внимание мнение иного специалиста. На этом попытки юристов оспорить выводы судебно-технической экспертизы давности документа завершаются. Однако процессуальные возможности стороны в этом вопросе выглядят иначе, если ее представитель совместно со специалистом разберется в сути представленного заключения и наглядно докажет суду причины неверных выводов экспертов. 

Основное регулирование

Согласно закону экспертиза является лишь одним из доказательств по делу и не имеет для суда заранее установленной силы (ст. 71 АПК, ст. 187 ГПК).

Следовательно, как и любое другое доказательство, заключение эксперта должно соответствовать требованиям относимости, допустимости и достоверности.

Только в этом случае оно может быть положено в основу решения, и наоборот: при наличии выявленных судом неустранимых сомнений в достоверности заключения эксперта, такое доказательство может быть отклонено при вынесении решения по делу.

Согласно ст. 8 ФЗ «О государственной судебно-экспертной деятельности» заключение эксперта должно основываться на положениях, дающих возможность проверить обоснованность и достоверность сделанных выводов на базе общепринятых научных и практических данных.

При наличии обоснованных сомнений в полноте и правильности заключения по ходатайству лица, участвующего в деле, или по инициативе суда эксперт может быть вызван в судебное заседание. Таким образом, именно возможность проверки экспертного заключения (произведение перерасчетов, проверка соблюдения методик и пр.

) дает представителю стороны действительную возможность доказать суду обоснованность своих доводов. 

Дело в том, что иногда простое вычисление путем проставления в требуемую формулу цифровых данных, полученных именно самими экспертами, может дать неожиданный результат.

При этом наглядный расчет в самом судебном заседании в присутствии экспертов, которые не всегда могут дать пояснения выявленным противоречиям и ответить на вопросы, может гарантированно привести к требуемому процессуальному результату.

Общеизвестно, что оценка доказательств осуществляется судом по своему внутреннему убеждению, основанному на всестороннем, полном, объективном и непосредственном исследовании имеющихся в деле доказательств (ст. 71 АПК, ст. 67 ГПК). Внутреннее убеждение судьи состоит, в частности, в его субъективной профессиональной уверенности в достоверности оцениваемых доказательств.

Поэтому лишь тогда суд примет во внимание излагаемые доводы стороны о порочности экспертного заключения, когда по итогам проверки представленного заключения будут представлены наглядные выводы (или расчеты) с убедительными пояснениями представителя. Попытка же простого технического приобщения к материалам дела письменного мнения иного специалиста, тем более не привлеченного судом к участию в деле в таком качестве, результатов не дает.

А вот чтобы своевременно и грамотно разобраться с выводами экспертного заключения давности происхождения документа, необходим тщательный совместный анализ поступившего в суд заключения со специалистами в данном виде деятельности.

Оценка экспертного заключения

В настоящее время для определения давности выполнения документов наиболее известной и широко применяющейся является методика «Определения давности выполнения реквизитов в документах по относительному содержанию в штрихах летучих растворителей», авторами которой являются Э. Тросман, Г. Бежанишвили и Н. Батыгина.

Эта методика рекомендована Минюстом для применения в государственных судебно-экспертных учреждениях России. Ее использует большинство независимых экспертных организаций, выполняющих судебные экспертизы по определению давности выполнения документов.

Поэтому очень важно, чтобы оценку заключения эксперта проводил квалифицированный специалист, понимающий сущность данной методики и имеющий опыт производства таких экспертиз. 

  • При оценке экспертного заключения необходимо в первую очередь установить, соответствует ли проведенное исследование требованиям методики. Для этого специалистом анализируются данные, изложенные в заключении эксперта, чтобы определить:
  • — имеется ли у эксперта требуемая квалификация;
  • — прошло ли применявшееся оборудование поверку в установленном порядке;
  • — все ли этапы исследования проведены и соблюдена ли необходимая последовательность их проведения; 
  • — соответствуют ли примененные методы исследования поставленным задачам;
  • — полностью ли соблюден порядок применения выбранных методов исследования;
  • — не допущены ли ошибки в расчетах;
  • — нет ли противоречий в описании исследования; 
  • — обоснованы ли выводы эксперта.

Пример из практики

Так, по делу № А60-23030/2016 в рамках проверки заявления о фальсификации доказательств была проведена судебно-техническая экспертиза давности изготовления документов.

В ходе рецензирования установлено, что результаты исследования, содержащиеся в заключении эксперта и выполненные на их основе расчеты, противоречат выводам, сделанным экспертами в заключении.

Хотя суд отклонил ходатайство о приобщении к материалам дела непосредственно рецензии, в результате допроса экспертов в судебном заседании и работы представителей по наглядной демонстрации допущенных в заключении ошибок, суд признал недостаточную полноту и ясность заключения, а к его выводам отнесся критически.

При этом суд указал, что результаты проведенных по делу экспертиз не позволяют сделать однозначный вывод о заведомой фальсификации оспариваемых доказательств, а изготовление оспариваемых документов в иную дату с необходимой степенью достоверности не подтверждается (см. определение АС Свердловской области от 28 октября 2019 года по делу № А60-23030/2016).

Таким образом, даже без проведения по делу повторной экспертизы суд не усмотрел достаточных оснований для вывода о фальсификации оспариваемых документов, поскольку счел заключение судебной экспертизы несоответствующим критериям достоверности и допустимости.

Именно поэтому для понимания результатов экспертного исследования и подготовки к судебному заседанию для оспаривания выводов заключения судебно-технической экспертизы по определению давности выполнения документов необходимо обращаться в стороннюю экспертную организацию для консультаций со специалистами, обладающими соответствующей квалификацией и опытом работы. Задача же судебного представителя — в наглядной форме донести выявленные противоречия до суда, досконально разобравшись в вопросе.

Евгений КарноуховУправляющий партнер юрфирмы Alliance Legal Consulting Group

Ольга ПодопригоринаСтарший эксперт-химик, заведующая лабораторией АНО «Национальное экспертное бюро»

Решение Верховного суда: Определение N 46-КГ15-9 от 25.08.2015 Судебная коллегия по гражданским делам, кассация

  • ВЕРХОВНЫЙ СУД
  • РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ
  • Дело №46-КГ15-9

ОПРЕДЕЛЕНИЕ г. Москва 25 августа 2015 г.

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации в составе

председательствующего Горшкова ВВ.,

судей Гетман Е С . и Асташова С В .

рассмотрела в судебном заседании гражданское дело по иску Хасанова Ф М к Давутову Р Н , Давутовой Р А о прекращении права собственности, признании сделок недействительными

по кассационной жалобе Хасанова Ф М на решение Красноярского районного суда Самарской области от 30 августа 2013 г. и апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Самарского областного суда от 2 июня 2014 г.

Заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации Гетман Е.С., выслушав объяснения представителей Хасанова Ф.М Андреева К.Г. и Денисовой Х.Х., поддержавших доводы кассационной жалобы Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации

установила:

Читайте также:  Что делать, если признали ограниченно-годным к военной службе?

Хасанов Ф.М. — родной брат Хасанова М.М., умершего 11 октября 2012 г обратился в суд (с учетом уточнения исковых требований) с иском о признании недействительными заключенного между Хасановым М.М. и Давутовой Р.А. 19 августа 2008 г. договора купли-продажи жилого дома общей площадью

кв.м и четырех земельных участков площадью кв.м, кв.м,

кв.м и кв.м, расположенных в деревне

области, и договора купли-продажи земельного участка площадью

кв.м, расположенного в деревне области заключенного между Хасановым М.М. и Давутовым Р.Н. 28 августа 2008 г. (далее — договоры купли-продажи), о прекращении права собственности Давутовой Р.А. и Давутова Р.Н. на указанное имущество, признании за ним права собственности на имущество в порядке наследования.

Решением Красноярского районного суда Самарской области от 30 августа 2013 г. в удовлетворении иска отказано.

Апелляционным определением судебной коллегии по гражданским делам Самарского областного суда от 2 июня 2014 г. решение суда первой инстанции оставлено без изменения.

В кассационной жалобе Хасанов Ф.М. просит отменить состоявшиеся по делу судебные постановления, как незаконные.

Определением судьи Верховного Суда Российской Федерации Гетман Е.С от 20 июля 2015 г. кассационная жалоба с делом передана для рассмотрения в судебном заседании Судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации.

  1. Проверив материалы дела, обсудив доводы кассационной жалобы Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации находит состоявшиеся по делу судебные постановления подлежащими отмене.
  2. В соответствии со статьей 387 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации основаниями для отмены или изменения судебных постановлений в кассационном порядке являются существенные нарушения норм материального права или норм процессуального права, которые повлияли на исход дела и без устранения которых невозможны восстановление и защита нарушенных прав, свобод и законных интересов, а также защита охраняемых законом публичных интересов.
  3. Такие нарушения при рассмотрении данного дела были допущены судами обеих инстанций.

Судом установлено, что Хасанов Ф.М. является наследником по закону Хасанова М.М., умершего 11 октября 2012 г. Других наследников по закону не имеется.

При жизни Хасанов М.М. произвел отчуждение принадлежащего ему имущества в пользу ответчиков на основании договоров купли-продажи. Данные договоры Хасанов Ф.М.

просил признать недействительными, указывая, что при их заключении Хасанов М.М.

не мог отдавать отчет своим действиям и руководить ими в силу психического и ряда других заболеваний, усугублявших его состояние (статьи 177 Гражданского кодекса Российской Федерации).

Отказывая в удовлетворении заявленных требований, суд первой инстанции исходил из того, что доказательств нахождения Хасанова М.М. в состоянии, когда он не был способен понимать значение своих действий представлено не было. При этом суд отказал в удовлетворении ходатайства истца о назначении посмертной судебно-психиатрической экспертизы.

Определением судебной коллегии по гражданским делам Самарского областного суда от 11 ноября 2013 г. такая экспертиза была назначена.

Заключением комиссионной судебно-психиатрической экспертизы от 8 мая 2014 г. № 112 (далее — заключение экспертизы) установлено, что Хасанов М.М.

при жизни страдал хроническим психическим расстройством в форме бредового расстройства и в момент оформления оспариваемых по делу договоров купли-продажи Хасанов М.М.

по своему психическому состоянию не мог отдавать отчет своим действиям и руководить ими в силу наличия хронического бредового расстройства (бредовая симптоматика искажает процесс принятия решения в целом, исключает возможность адекватной оценки юридически значимой ситуации; при понимании фактической стороны сделки нет возможности оценить критически ее правовые особенности и спрогнозировать ее последствия из-за погруженности в болезненные переживания, из-за нарушения процесса мышления).

Суд апелляционной инстанции признал вывод судебно-психиатрической экспертизы о наличии у Хасанова М.М.

психического заболевания, лишившего его в момент оформления оспариваемых по делу договоров купли-продажи недвижимого имущества возможности отдавать отчет своим действиям и руководить ими, недостоверным, мотивируя это тем, что исследованная в ходе проведения данной экспертизы комиссией экспертов амбулаторная медицинская карта ГКУЗ «Ульяновская областная психиатрическая больница» о прохождении Хасановым М.М. лечения не отвечала требованиям допустимости доказательства, поскольку имеющиеся в ней согласия на лечение подписаны не Хасановым М.М., а другим лицом с подражанием его подлинной подписи, что установлено заключением почерковедческой экспертизы, проведенной 21 февраля 2012 г. ФБУ «Самарская лаборатория судебной экспертизы» в рамках другого гражданского дела по иску Хасанова Ф.М. к Давутову Р.А. о признании завещания недействительным.

Судебная коллегия по гражданским делам Самарского областного суда учитывая собранные по делу доказательства, пришла к выводу о том, что на момент совершения оспариваемых сделок Хасанов М.М. мог отдавать отчет своим действиям и руководить ими.

Так, суд апелляционной инстанции указал, что Хасанов М.М.

с 1996 года по 2009 год являлся ; согласно представленной характеристике совета директоров завода зарекомендовал себя грамотным специалистом, был всесторонне развит, начитан, пользовался большим уважением в коллективе, неоднократно поощрялся за внедрение рационализаторских предложений, являлся председателем ГСК № и грамотно руководил им.

Суд второй инстанции сослалась также на то, что на учете в психоневрологическом и наркологическом диспансерах в г. Самаре и Самарской области (по месту жительства) Хасанов М.М.

не состоял; в период с 2008 года по 2012 год неоднократно проходил медицинское освидетельствование в Бюро медико-социальной экспертизы по поводу установления инвалидности III группы, а затем и II группы.

В результате неоднократного обследования комиссией врачей, в том числе и невропатологом, психических заболеваний у него не выявлено. Хасанов М.М. имел лицензию на приобретение, хранение и ношение оружия самообороны сроком действия с 9 ноября 2004 г. по 9 ноября 2009 г. (в спорный период); 29 марта 2011 г. Хасанов М.М.

получил водительские права, для чего проходил обследование комиссией врачей в поликлинике ФГУП «СУ № при Спецстрое России». В медицинской справке имеются отметки наркологического и психоневрологического диспансеров об отсутствии противопоказаний для получения водительских прав.

Также суд апелляционной инстанции указал, что 19 августа 2008 г Хасановым М.М. подписан договор с ОАО «Межотраслевой страховой центр страхования имущества предприятия ООО «СОЭЗ-Автодеталь», 20 августа 2008 г.

подписано соглашение с ОАО «Автовазбанк» об открытии кредитной линии для предприятия на руб., 10 сентября 2008 г. подписано такое же соглашение на руб., а 14 апреля 2009 г. подписан договор поручительства с ОАО «Автовазбанк» на сумму руб. Дееспособность Хасанова М.

М. при заключении ряда сделок проверялась нотариусом.

  • Оценивая показания свидетелей как со стороны истца, так и со стороны ответчика, судебная коллегия указала, что они специальными познаниями в области психиатрии не обладают и не могут в полном объеме оценить психическое состояние соответствующего лица.
  • С вынесенными судебными постановлениями нельзя согласиться по следующим основаниям.
  • Согласно пункту 1 статьи 177 Гражданского кодекса Российской Федерации сделка, совершенная гражданином, хотя и дееспособным, но находившимся в момент ее совершения в таком состоянии, когда он не был способен понимать значение своих действий или руководить ими, может быть признана судом недействительной по иску этого гражданина либо иных лиц, чьи права или охраняемые законом интересы нарушены в результате ее совершения.

Таким образом, при рассмотрении данного дела суду необходимо было установить, страдал ли Хасанов М.М.

заболеванием, в результате которого он не был способен понимать характер своих действий и руководить ими, что требовало специальных познаний, поскольку оценка психического состояния лица может быть дана исключительно лицом (лицами), имеющим (имеющими специальные познания в области психиатрии.

В соответствии с частью 1 статьи 79 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации при возникновении в процессе рассмотрения дела вопросов, требующих специальных знаний в различных областях науки техники, искусства, ремесла, суд назначает экспертизу.

Как следует из материалов дела, судебно-психиатрическая экспертиза в отношении Хасанова М.М. проводилась в ГУЗ «Самарская психиатрическая больница» экспертами Ш и С имеющими высшее медицинское образование, являющимися врачами-психиатрами высшей категории, со стажем работы 38 и 34 года соответственно.

Диагноз наличия у Хасанова М.М.

  1. (шифр по международной классификации болезней 10 пересмотра) обоснован анамнестическими сведениями (с учетом данных, отраженных в медицинской документации и показаниях врачей-психиатров) о наличии в период с 1999 по 2010 год в клинической картине
  2. отношения, преследования эпизодически возникающих тревожно-депрессивных симптомов Диагностическое заключение подтверждено и показаниями свидетелей указывающих на особенности поведения подэкспертного в исследуемый период времени, обусловленные бредовой идеей (внесение изменений в написание своего отчества, имени, отчества и фамилии своей матери, нарушение контактов с родственниками).
  3. При этом в заключении экспертизы указано, что пояснения ответчика сотрудников испытуемого, его бытовая и служебная характеристики не противоречат указанному диагнозу ввиду того, что в соответствии с критериями диагностики хронического бредового расстройства (обозначенными в Международной классификации болезней 10 пересмотра), кроме поступков и личностных позиций, имеющих непосредственное отношение к бреду, аффект речь и поведение не отличаются от нормального.
Читайте также:  Срок исковой давности по оплатам в пенсионный фонд

В силу части 3 статьи 86 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации заключение эксперта для суда необязательно и оценивается судом по правилам, установленным в статье 67 Кодекса. Несогласие суда с заключением должно быть мотивировано в решении или определении суда.

Эксперт, делая заключение о неспособности Хасанова М.М. понимать свои действия, исходил из наличия у него заболевания, при котором в соответствии с критериями диагностики хронического бредового расстройства, кроме поступков и личностных позиций, имеющих непосредственное отношение к бреду, аффект, речь и поведение не отличаются от нормального.

Суд, критически оценивая заключение экспертизы, сослался на доказательства, характеризующие поведение Хасанова М.М. в быту. Между тем вывод экспертизы о том, что у Хасанова М.М. имеется заболевание, при котором его поведение в быту не отличается от поведения нормального человека, судом не опровергнут. Доказательств, опровергающих наличие у Хасанова М.М заболевания, не представлено.

Кроме того, не принимая указанное заключение экспертизы, суд должен был установить, имелось ли у Хасанова М.М. такое заболевание и могло ли оно повлиять на возможность понимания им характера своих действий в период заключения оспариваемых сделок. Этого судом сделано не было Обстоятельство, подлежащее установлению, установлено не было.

В соответствии с частью 3 статьи 67 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации суд оценивает относимость, допустимость достоверность каждого доказательства в отдельности, а также достаточность и взаимную связь доказательств в их совокупности.

Пунктом 7 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 19 декабря 2003 г. № 23 «О судебном решении» разъяснено, что оценка судом заключения эксперта должна быть полно отражена в решении. При этом суду следует указывать, на чем основаны выводы эксперта, приняты ли им во внимание все материалы, представленные на экспертизу, и сделан ли им соответствующий анализ.

В нарушение этих требований суд апелляционной инстанции отклонил заключение посмертной судебной психиатрической экспертизы в целом, признав его не соответствующим требованиям допустимости доказательства в силу проведенного по другому делу исследования экспертной комиссией амбулаторной медицинской карты ГКУЗ «Ульяновская областная психиатрическая больница» о прохождении Хасановым М.М. психиатрического лечения, в которой согласия на лечение подписаны не Хасановым М.М., а другим лицом с подражанием его подлинной подписи.

Между тем, как следует из заключения экспертизы, проведенной по данному делу, вывод о наличии у Хасанова М.М.

психического заболевания лишившего его в момент оформления оспариваемых по делу договоров купли продажи возможности отдавать отчет своим действиям и руководить ими основан на показаниях свидетелей, анализе материалов дела, медицинской документации (акты медицинского освидетельствования, амбулаторная карта ГБУЗ СО «Самарская городская больница № » и др.), показаниях лечащих врачей М К А подтвердивших в суде, что Хасанов М.М. проявлял явные признаки психического заболевания (бред галлюцинация), а в последние годы был отягощен злоупотреблением алкогольными напитками.

Несогласие суда с данными выводами заключения в решении суда не мотивировано, что привело к нарушению положений статьи 198 (часть 4) Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации.

Поскольку решение вопроса о наличии или отсутствии заболевания у Хасанова М.М.

возможно только с помощью специальных медицинских знаний которыми суд не обладает, а при рассмотрении дела возникли противоречия в определении диагноза Хасанова М.М.

, а также в определении степени влияния заболеваний на его поведение, в том числе и в быту, суду следовало обсудить вопрос о назначении повторной медицинской судебно-психиатрической экспертизы, однако этого сделано не было.

Допущенные нарушения норм права, являясь существенными, повлияли на исход дела, и без их устранения невозможны восстановление и защита нарушенных прав, свобод и законных интересов Хасанова Ф.М.

, в связи с чем решение Красноярского районного суда Самарской области от 30 августа 2013 г и апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Самарского областного суда от 2 июня 2014 г.

подлежат отмене, а дело направлению на новое рассмотрение в суд первой инстанции.

  • При новом рассмотрении дела суду следует учесть изложенное и разрешить спор с учетом установленных обстоятельств и требований закона.
  • Руководствуясь статьями 387, 388, 390 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации
  • определила:

решение Красноярского районного суда Самарской области от 30 августа 2013 г. и апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Самарского областного суда от 2 июня 2014 г. отменить, направить дело на новое рассмотрение в суд первЩинстанции.

Председательствующий

Судьи

Экспертизы ПРИЗНАНИЕ ЭКСПЕРТИЗЫ НЕДЕЙСТВИТЕЛЬНОЙ: ПОЧЕМУ ТАК МОЖЕТ БЫТЬ в Москве

Судебная экспертиза — важнейшее средство доказывания сторонами процесса своей правоты и неправоты оппонента. Что же делать, если её результат свидетельствует против вас? Тогда решением проблемы будет признание судебной экспертизы недействительной. Но сделать это не так уж и просто.

Что говорит закон

Строго говоря, российские процессуальные нормы не позволяют признать судебное исследование недействительным.

Оттого, при не устраивающем сторону результате, у неё есть законное право добиваться назначения дополнительного или даже повторного исследования.

Дополнительное исследование назначают при относительно малых нарушениях, а серьёзные отклонения от обычной процедуры подразумевают повторную экспертизу.

  • Кроме того:
  • • По факту, само назначение нового исследования судом может трактоваться как подтверждение недействительности предыдущего.
  • • Отвержение ходатайства является веским поводом для оспаривания приговора по делу в целом (если доказано подателями жалобы присутствие объективных оснований).
  • • Лица, которые полагают свои права нарушенными в результате действия или бездействия эксперта (экспертной организации) любой формы собственности, могут обжаловать их в предусмотренном процессуальными нормами порядке.
  • • Но поскольку такой порядок не предусмотрен, остаётся добиваться назначения новых судебных исследований.
  • Реальная практика

Признание судебной экспертизы недействительной и назначение нового исследования происходит только в том случае, если сторона процесса подаёт ходатайство (или новый иск в суд следующей инстанции — после вынесения приговора) — с документальным подтверждением сведений отличных от тех, что приведены в заключении. Суд, куда вы обратитесь, обязан будет сравнить представленные заключения и сделать вывод о том, какое из них соответствует процессуальным нормам. Основаниями для провозглашения проведённого исследования нелегитимным могут быть:

  1. • Несоблюдение требований к процедуре работы и к методам её, которые непосредственно прописаны в процессуальном законодательстве.
  2. • В случаях, процессуальным законодательством не урегулированных, нарушением является уклонение от общепринятых правил, использование непроверенных методик или апробированных, но неподходящих в данном случае методов.
  3. • Но несогласие любой стороны с выданным заключением эксперта по существу, со сделанными в нём выводами, не является основанием для решения о нелегитимности работы по заданию суда.
  4. Информация к размышлению
  5. Полезно знать, что если прокуратура или полиция возбудили уголовное дело против лица, выполнявшего специальное исследование, по причине нарушения им действующего законодательства об экспертизах (наличие состава преступления), либо выдали постановление об отказе в возбуждении такого дела в связи с истечением срока давности, это не является поводом отвергать экспертизу как не соответствующую правилам.

Только в том случае, когда по данным обстоятельствам имеется вступивший в силу судебный приговор, есть возможность дезавуировать ранее выданное заключение. Решение суда о признании экспертизы недействительной также может быть связано с тем, что в заключении неправильно определена допустимость (этот факт устанавливается путём квалифицированного рецензирования).

  • Согласно действующим на сегодняшний день процессуальным нормам, недопустимыми могут быть признаны экспертизы при таких обстоятельствах:
  • • Назначение исследования тем субъектом или лицом, у которого для этого отсутствуют полномочия.
  • • Эксперт подлежал отводу по смыслу закона.
  • • Нет указания на информирование исполнителя об ответственности за ложные (намеренно искажённые) выводы.
  • • Поступление материалов происходило вне установленного строгого порядка их передачи на исследование.

Решение суда о признании экспертизы недействительной ввиду нарушения норм права по перечисленным основаниям является исчерпывающим и обжалованию не подлежит.

В то же время, отсутствие в постановлении оснований для экспертизы, сведений о конкретном лице, которому она поручена, отсутствие видового именования или неточное наименование экспертизы не являются веским основанием для исключения её результатов из материалов дела.

Оставьте комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *