Я слышал что при: я при уходе на войну, на участников вов открывали счет в банке

von_hoffmannЯ слышал что при: я при уходе на войну, на участников вов открывали счет в банке

Миллионы солдат сражались за Родину. Их хоронят до сих пор.

«Никто не забыт, ничто не забыто», «война не закончена, пока не похоронен последний солдат» — эти фразы всем нам хорошо известны с детства. Однако даже спустя более чем 70 лет после победы в Великой Отечественной мы точно не знаем ни количества погибших, ни числа пропавших без вести, непогребенных и забытых защитников Родины. Почему так случилось и как это позорное для нашего государства положение дел на протяжении многих лет пытаются исправить добровольцы российского поискового движения, «Ленте.ру» рассказал историк-архивист, кандидат исторических наук, редактор журнала «Военная археология» Сергей Садовников. «Лента.ру»: По официальным данным Минобороны, военные потери СССР в Великой Отечественной войне составили 8,6 миллиона человек. Известно ли, сколько из них не захоронены надлежащим образом? Знаем ли мы число пропавших без вести? Садовников: На мой взгляд, реальная цифра военных потерь намного больше — возможно, даже почти вдвое. Что касается количества бойцов и командиров, погибших во время Великой Отечественной войны и не захороненных надлежащим образом, то об этом даже сейчас вряд ли кто достоверно скажет, так как незахороненные не были учтены никакими органами. Если говорить о количестве пропавших без вести — здесь большой разлет в цифрах.

Но есть же какая-то официальная статистика?

В январе 2009 года тогдашний президент России Дмитрий Медведев сказал, что до сих пор числятся пропавшими без вести более 2,4 миллиона человек и неизвестны имена 6 миллионов воинов из 9,5 миллиона, находящихся в примерно 47 тысячах зарегистрированных братских могилах на территории нашей страны и за рубежом.

Но уже в изданном в следующем, 2010 году, справочнике «Великая Отечественная без грифа секретности. Книга потерь» количество пропавших без вести определялось цифрой 1 миллион 783,3 тысячи человек. Советский солдат Алеша (фамилия неизвестна). Погиб под Погостьем (Ленинградская область) в 1942 году фотокорреспондент 311-й стрелковой дивизии Д.Ф. Онохин Я слышал что при: я при уходе на войну, на участников вов открывали счет в банке

  • Почему вы считаете, что государство дает заниженные данные?
  • Почему же у нас во время Великой Отечественной войны были такие колоссальные цифры пропавших без вести?

Но все эти данные никак нельзя считать окончательными, обоснованными и достоверными. Многие независимые исследователи (и я в целом с ними согласен) считают, что реальная цифра пропавших без вести военнослужащих значительно выше официальной — от 3 миллионов до 4,5 миллиона человек. Вопрос связан с ценою победы. Основная проблема, по моему мнению, в том, что примерно каждый второй военнослужащий Красной армии, не вернувшийся с войны, до сих пор числится пропавшим без вести. Об этом свидетельствует и анализ региональных Книг Памяти. Вот соотношение пропавших без вести к общему числу военных потерь среди призванных, например: в Москве — 49,5 процента, в Московской области — 52,1 процента, в Костромской области — более 45 процентов, в Тульской области — 50,04 процента, в Курской области — 43,37 процента. Мне не хотелось бы сейчас углубляться в статистику, потому что это отдельная тема, но мы должны осознать масштаб цены, которую наш народ заплатил за победу в той войне. На то было много причин. Во-первых, стремительные темпы наступления вермахта в 1941-1942 годах. Во-вторых, крупномасштабный, ожесточенный и затяжной характер боевых действий в течение всей войны на огромной территории. В-третьих, отсутствие надежных средств опознания погибших бойцов Красной армии, так как в ноябре 1942 года отменили медальоны, которые заменили красноармейскими книжками, введенными только в октябре 1941 года. Кстати, это решение существенно повысило процент пропавших без вести. Даже к началу Великой Отечественной не все бойцы Красной армии в приграничных военных округах были обеспечены медальонами, а в дальнейшем их производство и выдача часто были проблематичными. Да и сохранность бумажного вкладыша в агрессивной среде была ненадежной. Сами красноармейцы зачастую относились к медальонам небрежно. Вот некоторые из причин, не позволявших систематически и достоверно учитывать потери личного состава в боевой обстановке.

Я читал, что в послевоенное время существовала практика, когда погибших намеренно объявляли пропавшими без вести, чтобы не платить их семьям пособия по потере кормильца. Известно ли вам что-либо об этом?

Мне об этом ничего не известно, никаких документов на сей счет я нигде не встречал. Но семьи миллионов без вести пропавших действительно в военные и послевоенные голодные годы долго испытывали нужду и страдания, причем не только материальные и физические.

Они вели розыски, переписку с официальными инстанциями и десятилетиями получали ответ: «Ваш муж (отец, сын, брат) — пропал без вести». Поэтому для родственников солдат, не вернувшихся с войны, такая формулировка на долгое время становилась клеймом, под которым скрывалось подозрение о сдаче в плен и переходе на службу к немцам. Вот вам пример.

В 1991 году мы нашли и опознали останки красноармейца Михаила Романовича Демакова, 1913 года рождения, уроженца села Осетры Даровского района Кировской области, пропавшего без вести в августе 1942 года. В ответ на наше сообщение я вскоре получил письмо от его сына Геннадия Михайловича Демакова, родившегося 23 июня 1941 года: «Все эти годы я чувствовал себя неловко.

Вспоминал отца только в День Победы. Но запись «пропал без вести» не давала мне покоя. Вы сняли тень с моей души… Жили мы тяжело, с большим трудом выжили. Ели траву, а за лишнюю клеверную головку я, например, не раз получал по мягкому месту… Мама так и не выходила замуж, хотя предлагали, из-за нас не пошла». И таких писем у нас — множество.

Для родственников очень важна моральная реабилитация честного имени павшего воина.

Почему пропавшие без вести были приравнены по статусу к погибшим только в 1991 году?

В ходе перестройки, в 1988 году многочисленные разрозненные поисковые отряды наконец-то объединились во Всесоюзный координационный Совет поисковых отрядов.

В дальнейшем, для увековечения памяти павших в боях за Родину возникла идея к предстоящему 50-летию Победы составить Всесоюзную Книгу Памяти, состоящую из аналогичных региональных книг Памяти.

Когда стали собирать соответствующие сведения, выяснилось то, о чем я уже говорил, — во многих местах страны почти половина всех погибших на войне числилась пропавшими без вести.

Возник вопрос: что с ними делать? Каких-либо правовых оснований включать их в книги Памяти не имелось, но не замечать пропавших без вести тоже было нельзя — слишком много их оказалось.

Поэтому в феврале 1991 года президент СССР Михаил Горбачев издал указ, которым предписывалось занести «в книги Памяти всех без вести пропавших советских граждан, за исключением лиц, в отношении которых имеются убедительные доказательства их сотрудничества с противником».

А уже спустя месяц председатель Верховного Совета РСФСР Борис Ельцин подписал постановление, которое всех погибших в плену или пропавших без вести граждан России (за исключением изменников и коллаборационистов) приравняло по статусу к погибшим «при выполнении конституционной обязанности по защите Отечества».

Правда ли, что после войны многие места боевых действий, где остались лежать наши незахороненные солдаты, перепахивали и засаживали деревьями? Я читал, что в «Долине смерти» под Мясным Бором при строительстве линии электропередач «бульдозеры сгребали песок с останками по обе стороны просеки, а трактористы сеяли ельник, проезжая прямо по костям и перемалывая их».

К сожалению, для меня и многих моих товарищей по поисковому движению это знакомая ситуация. Мы часто сталкивались с тем, что одни участки территорий, где во время войны шли интенсивные бои, оказывались засеянными елками и соснами, а другие — наоборот, распаханными сельхозтехникой.

В 1960-е годы в районе Мясного Бора в лесах прорубали просеки для ЛЭП между Ленинградом и Новгородом, и потом поисковики находили там амуницию, фрагменты вооружения и много солдатских останков.

  1. То есть ЛЭП тянули прямо по солдатским костям?
  2. Но неужели никому не приходило в голову после разминирования и перед распашкой полей и строительством ЛЭП просто по-людски похоронить лежащих там наших мертвых солдат?
  3. Такое наплевательское отношение к памяти павших воинов было только в районе Мясного Бора?
  4. Как в военкоматах поступали с этими находками?

Возможно, предварительно там проводили разминирование территории, но на этом все и заканчивалось. Ведь после войны даже очистка бывших полей сражений от боеприпасов и минных полей для нашей страны была очень большой проблемой. Вы не забывайте, что там полегла 2-я Ударная армия, которую перед ее разгромом принял под командование печально известный генерал Власов. Тень его предательства легла клеймом на всех ее бойцов, в том числе и погибших. Поэтому кому после войны была нужда хоронить «власовцев»? К сожалению, подобный вандализм был нередким явлением. Множество останков погибших в 1941-1942 годах оказалось на дне водохранилищ, построенных после войны на стыке Московской и Смоленской областей. И когда сейчас из них периодически спускают воду, регулируя ее уровень, то волной, размывающей берег, оголяются останки воинов и предметы снаряжения. Однако и в то время находились энтузиасты, которые на свой страх и риск пытались что-то сделать: находили места гибели бойцов и офицеров Красной армии, собирали уцелевшие медальоны, документы, награды павших и приносили их в местные военкоматы, вели переписку с родственниками опознанных воинов. Собственно, из таких разрозненных групп следопытов постепенно в дальнейшем и сформировалось поисковое движение. По-разному. Тут вступал в силу человеческий фактор. Одни чиновники относились к своей работе добросовестно и отправляли письма родным солдат, чьи останки находили следопыты. Другие недовольно отмахивались от них, а найденные в лесах артефакты могли годами без надобности пылиться в шкафах и подвалах военкоматов. Сколько ценных свидетельств о судьбах тысяч наших павших бойцов было навсегда утеряно в результате такого бездушного отношения, даже трудно представить! 3 декабря 1966 года. Церемония торжественного захоронения останков Неизвестного солдата в Александровский сад из братской могилы на Ленинградском шоссе. Траурный кортеж движется по улице Горького Я слышал что при: я при уходе на войну, на участников вов открывали счет в банке

Читайте также:  Жилье для военнослужащих на кавказе

Массовым перезахоронением погибших воинов по всей стране впервые занялись только в конце 1950-х годов?

Нет, эта работа началась с 1946 года с принятием соответствующего постановления Совнаркома. Но еще во время войны и сразу после нее обязанность по очистке территории от трупов людей и животных, павших во время боевых действий, была возложена на местные Советы, местное население.

Но оно с такой задачей часто просто не справлялось — физически не хватало людей, которые могли бы этим заниматься.

Это правда, что многие ответственные лица к работе по переносу останков погибших воинов относились формально? Я слышал, что зачастую вместо реального их перезахоронения на новых мемориалах там просто записывали на плитах фамилии этих красноармейцев, а их прежние могилы ликвидировали.

Это еще одна тяжелейшая проблема, которая очень мешает деятельности современных поисковиков. Первая массовая кампания по укрупнению и переносу захоронений растянулась на долгие годы — примерно до середины 1970-х годов. Она проходила всплесками, усиливаясь или затухая в зависимости от приближения очередного юбилея Победы. И нередко все это проходило небрежно и формально. Допустим, нашли возле какой-то деревни полузаброшенное воинское захоронение, в котором, например, было погребено 20 бойцов. Одного-двух-трех перенесли, а остальных забрать поленились, не успевали, либо тела еще были неразложившиеся (как сами местные жители рассказывали), да так на прежнем месте и оставили — только землю разровняли. Но на новом мемориале, торжественно открытом где-нибудь в райцентре, в числе прочих на мраморе выбивали имена всех двадцати. Это в случае, если после боя их хоронили однополчане и именной список личного состава сохранился в архиве Министерства обороны, а после войны был получен местным военкоматом для учета и увековечения. Если же хоронили после боев местные жители или противник, стягивая тела павших советских воинов в воронки, силосные и картофельные ямы, погреба домов, блиндажи, траншеи и так далее, то единственный шанс — это возможное обнаружение каких-либо документов исключительно при переносе (эксгумации) в послевоенные годы. При этом из-за аврала или элементарной лени на новых памятниках нередко оставляли лишь фамилии и инициалы погибших, без указания имен и отчеств. Иногда по невнимательности в них допускались искажения и ошибки. К тому же, еще со времен войны имелись специальные предписания — «на могилах, в которых погребено более 8-10 человек, надписи делать только на 4-5 человек с добавлением и «другие»». И вот теперь из-за этой, мягко говоря, безалаберности, поисковикам для установления личности павших воинов приходится распутывать такие клубки и цепочки, какие иному детективу не снились. Один из полковых приказов о порядке погребения погибших в боях (начало), 1944 год Я слышал что при: я при уходе на войну, на участников вов открывали счет в банкеЯ слышал что при: я при уходе на войну, на участников вов открывали счет в банке Конечно, это была масштабная и необходимая работа, вызванная объективными причинами, но, к сожалению, нередко она проводилась ненадлежащим образом и сопровождалась частичными или фиктивными переносами воинских захоронений. Я могу сказать на примере Московской области, что, проверяя места пятнадцати бывших братских могил, перенесенных в ходе укрупнения воинских захоронений в 1950-1960-х годах, в четырнадцати из них мы спустя уже полвека находили «забытые» останки наших солдат и медальоны, в которых смогли прочитать записки и разыскать родственников.

То есть нельзя быть полностью уверенным в том, что под послевоенными воинскими мемориалами лежат все те воины, чьи имена там обозначены?

Где-то — да, а где-то — нет. Тут опять же все решал пресловутый человеческий фактор — насколько добросовестно и честно люди выполняли эту работу.

А нам теперь часто приходится расхлебывать возникшую в результате этого неразбериху и объяснять недоумевающим родственникам, как так получилось, что по бумагам их погибший герой числился погребенным в одном захоронении, а на самом деле вплоть до последнего времени лежал на глубине двадцати-тридцати сантиметров от поверхности или в воронке в районе места его гибели.

И для них было потрясением узнать, что каждый год они ездили и возлагали венки совсем не туда, где лежали родные косточки.

Зачем вообще было нужно затевать эту мемориальную оптимизацию? Не проще ли было не трогать эти небольшие захоронения, оставив их в покое?

Определенная логика после войны в этом была — облегчить учет, содержание и благоустройство таких мест памяти. В дальнейшем «неперспективные» русские деревни стремительно исчезали и, соответственно, приходили в запустение расположенные там одиночные или братские могилы. Поддерживать их в надлежащем состоянии было некому. Старики, которые за ними следили, постепенно умирали. Вот и приходилось переносить захоронения и укрупнять мемориалы. Другое дело, что это надо было делать с умом. В реальности акты о переносах (перезахоронениях) считались текущей документацией с коротким сроком хранения и через пять-десять лет уничтожались. А ведь в этих актах указывалось количество воинов, обнаруженные документы, медальоны, письма, иногда военные и довоенные награды. Поэтому мы, к сожалению, очень редко можем выявить информацию об этих переносах в сельсоветах или в военкоматах. Имена павших поисковики устанавливают и по таким документам.

  • Вы практически пересказываете сюжет фильма «Вдовы», снятого в 1976 году.
  • Какова реакция родственников бойцов Красной армии, чьи останки нашли поисковики и чьи имена установили?
  • Поисковикам еще надолго хватит работы?
  • Насколько широко сейчас развернуто поисковое движение России?
  • Как он называется?
  • Всего лишь один батальон на целое Министерство обороны?
  • Беседовал Андрей Мозжухин

Вклад работников Госбанка СССР в приближение Великой победы

В годы Великой Отечественной войны работники Госбанка, как неотъемлемая часть советского народа, сражались на полях сражений, стойко переносили все невзгоды военного времени, а также внесли свой уникальный вклад в приближение Великой Победы. В данной статье выявляются общие и уникальные черты вклада, который внесли в Победу в Великой Отечественной войне 1941-1945 гг. работники Государственного банка СССР.

Ключевые слова:Великая Отечественная война, работники Госбанка СССР, участие в сражениях, спасение ценностей, организация работы фондов Красной армии и Обороны, мобилизация внутренних резервов, обеспечение финансовых потоков

Чем дальше в историю уходят события Великой Отечественной войны, тем больше в мире появляется сил, стремящихся исказить историческую память об этом героическом периоде в истории нашей Родины.

Например, мы видим, как руководство современной Украины стремится убрать определение «отечественная» в названии этой войны. Но, именно благодаря тому, что каждый, на своей маленькой войне, проявлял чудеса самоотверженности, стала возможной общая Победа.

Поэтому, и в год празднования 70-летия Великой Победы, продолжают оставаться актуальными исследования, направленные на выявление роли народа в разгроме фашистской Германии.

В данной статье выявляются общие и уникальные черты вклада, который внесли в Победу над врагом работники Государственного банка СССР.

Уже в первые месяцы войны из учреждений Государственного банка СССР ушли на фронт 18 386 сотрудников [1, c.3]. Они принимали участие в сражениях на всех фронтах и, практически, во всех родах войск. Приобретению военной специализации банковских работников способствовала широкая сеть курсов и кружков, развернутая в нашей стране в предвоенные годы.

В качестве примера можно привести сотрудника Приморской краевой конторы – Федора Степановича Картовенко, который управлял на войне целой эскадрильей боевых самолетов. О его героизме не раз писали фронтовые газеты. За храбрость, самоотверженность и умелое командование он был награжден двумя орденами Красного Знамени и орденом Александра Невского.[2, с. 39-42]

К сотрудникам Госбанка, защищавшим в боях нашу Родину можно отнести и тех, кто начал знакомиться с этой сферой профессиональной деятельности уже в ходе войны. Например, Семен Михайлович Ермаков до войны работал учителем математики в сельской школе. После прохождения специальной воздушно-десантной подготовки был направлен на Карельский фронт.

За проявленный героизм и мужество был награжден орденами Отечественной войны 1-й степени, Красной Звезды, «За службу Родине в Вооруженных Силах СССР» 3-й степени и медалью «За отвагу». После тяжелого ранения в июне 1944 года, ему пришлось поменять специализацию.

Он прошел обучение в Военно-финансовое училище, и в разгроме Квантунской армии принимал участие в качестве сотрудника полевой кассы Госбанка.[3, c. 42]

Несомненно, к числу сотрудников Госбанка, героически защищавших нашу страну в годы Великой отечественной войны, необходимо отнести тех, кто накануне войны учился в различных финансовых учебных заведениях, но смог работать по своей мирной специальности только после Победы.

Наиболее ярким примером такого пути к профессиональной карьере является судьба Алхимова Владимира Сергеевича. Накануне войны он учился в Ленинградском финансово-экономическом институте, но в июне 1941 года ушел добровольцем на фронт.

Воевал на Ленинградском, Западном, 3-м Белорусском и 2-м Дальневосточном фронтах, был дважды ранен и контужен. В августе 1944 г.

во время разведывательной рекогносцировки сил противника Владимир Сергеевич обнаружил в лесу скопление вражеских танков и бронетранспортеров и, вызывая огонь на себя, корректировал огонь нашей батареи. Будущий руководитель Госбанка СССР чудом уцелел в этой операции и позже получил за этот подвиг звание Героя Советского Союза.

Всего, за годы войны, звания Героя Советского Союза были удостоены 16 работников системы Госбанка СССР. Их имена запечатлены на мемориальных досках тех учреждений банка, откуда они уходили на фронт. В музеях региональных отделений бережно хранятся фотографии и письма тех, кто с оружием в руках встал на защиту нашей Родины [1, c.3].

Читайте также:  Претензия к СК по вопросу рассмотрения дела

В годы войны работники Госбанка имели возможность проявлять чудеса героизма не только на полях сражений. В ходе эвакуации ценностей и банковских документов работникам Госбанка часто приходилось проявлять не только отвагу, но и находчивость, чтобы эффективно решать возникающие задачи.

Например, сотрудники Бобруйского городского отделения Госбанка вывезли ценности на сумму 36 миллионов рублей, которые были упакованы ввиду отсутствия специальной тары в противоопритные костюмы, и погружены в обычные грузовики, которые военный патруль смог найти на улицах города [4].

Конечно, в условиях военного времени сохранить все банковские активы не представлялось возможным, и часть их была уничтожена немецкой артиллерией, а часть – работниками Госбанка, попавшими в окружение и не имеющими возможность передать банковские ценности и документы по назначению.

Но, если для сотрудников эвакуируемых подразделений Госбанка спасение ценностей было разовой задачей, что для работников Полевых учреждений, массовое формирование которых началось в уже августе 1941 года, сохранение банковских активов в боевых условиях превращалось повседневную задачу.

Для ее выполнения им нередко приходилось сражаться наравне с бойцами Красной армии, что было особенно характерно в начальный период военных действий, когда полевые банки вместе с войсковыми соединениями и частями выбирались из окружения. Например, полевая касса Госбанка № 187 в первой половине декабря 1942 г.

вместе с обслуживаемым соединением находилась во вражеском окружении под г. Белый. Для того, чтобы вырваться из окружения, в боевых действиях пришлось принимать участие всему личному составу, включая работников полевой кассы. Бой был ожесточенным. Всему личному составу полевой кассы удалось выйти из окружения и полностью спасти ценности и документы.

За мужество, проявленное в этом бою, начальник полевой кассы Госбанка старший лейтенант Иванов был награжден медалью «За боевые заслуги», а позднее, в 1944 г., орденом Красной Звезды. [4]

К сожалению, даже героические усилия работников банка не всегда позволяли обходиться без потерь. В чрезвычайных ситуациях, при выходе из окружения работники полевых касс обязаны были в первую очередь спасать деньги и лишь потом себя. Поэтому часто в случае невозможности эвакуировать одновременно ценности кассы и личный состав, эвакуации подлежали ценности.

Например, когда в августе 1941 г. 112-я стрелковая дивизия вышла из окружения, офицерами соединения в кассу полевого отделения № 163 были сданы деньги в сумме 99 480 руб. Из них 67 480 руб. принадлежали 112-й стрелковой дивизии, а 32 000 руб.

– полевой кассе № 226 (полевое отделение № 662), работники которой, раздав деньги на сохранение офицерам дивизии, сами из окружения выйти не смогли. [5, c. 10-17]

Среди работников Госбанка, которым в годы войны не раз приходилось рисковать жизнью для спасения банковских ценностей, следует отметить и служащих контор и отделений Госбанка, которые находились в прифронтовой зоне. Подразделения Госбанка таких городов как Москва, Ленинград, Сталинград продолжали работать и под бомбежками противника.

После сигнала тревоги каждый работник согласно инструкции поспешно складывал документы в заранее приготовленный мешок, взваливал его себе на плечи и бежал в бомбоубежище. Но со временем, люди стали чаще оставаться на местах, прислушиваясь, близко ли бомбят.

В результате, когда из-за авиа удара почти полностью было уничтожено одно крыло Ленинградской городской конторы, многие сотрудники Госбанка погибли.

Таким образом, в годы войны задача по сохранению банковских ценностей, требовала от работников эвакуируемых и прифронтовых, а также полевых подразделений Госбанка СССР мужества, находчивости и отваги.

Победа над фашисткой Германией стала возможной благодаря высокому уровню самопожертвования, который проявляли обычные люди того времени. Лозунг «Все для фронта – все для победы», стал смыслом жизни для многих из них.

В те дни никто не думал о спасении своей жизни, необходимо было не поддаваться панике, выполнять профессиональный долг, быстро осваивать новые виды деятельности, находить средства для решения профессиональных задач в условиях военного времени.

Для работников полевых учреждений Госбанка СССР, находящихся при действующих фронтах, выполнение обычной рутинной работы было связано с риском для жизни. Например, 27 февраля 1944 г.

Полевая касса, начальником которой был старший лейтенант Мальцев, обслуживала начальников финансовых служб в палатке, которая была замаскирована ветвями и сучьями деревьев. В это время шел напряженный бой.

Снаряды разрывались вблизи от расположения кассы, а один из них упал рядом с палаткой, которая мгновенно вспыхнула. Работники кассы, накинув на лицо первые попавшиеся вещи, поползли в огневой костер.

Они получили ожоги, но спасли все ценности и документы, и уже через полчаса возобновили работу кассы, полностью обслужили всех военных финансистов и только после этого принялись сооружать новое помещение для жилья и работы. [6, c. 39-42]

Сотрудники Госбанка работали по 14 -16 часов ежедневно, разделяя вместе с бойцами Красной армии тяготы жизни на передовой.

Например, одна из полевых контор только за 2 года с 1941-го по 1943 г. 39 раз поменяла место дислокации, преодолев за время переездов 3,5 тыс. км фронтовых и прифронтовых дорог, подчас без надежного транспорта, под открытым небом.

Практически ежедневно смертельной опасности подвергались и работники учреждений Госбанка, находящихся в прифронтовой полосе. Сталинградская областная контора Госбанка ни на один день не прекращала свою работу.

Враг приближался к городу, на окраинах шли бои, фашистская авиация совершала ежедневные налеты, наращивая бомбардировку. Пожары, разрушения, гибель людей становились привычными.

А в это же время инкассаторы, среди которых было много женщин, ежедневно в одиночку, без транспорта собирали торговую выручку магазинов и доставляли ее в банк.

Рабочие и служащие Сталинграда, получая заработную плату своевременно, в привычные для них дни (несмотря на то, что враг уже был на подступах к городу, что бомбардировки шли одна за другой), видели в этом подтверждение незыблемости порядка и верили, что город выстоит.

Инкассаторам приходилось рисковать своей жизнью чаще, чем другим сотрудникам Госбанка: они спасали ценности из горящих зданий, эвакуировали деньги под обстрелом, доставляли их в самые опасные районы города, перенося на своих плечах.

Работники Сталинградской областной конторы Госбанка самоотверженно выполняли свой профессиональный долг, а также трудились на строительстве оборонительных сооружений, прокладке железнодорожных путей, заготовке дров и уборке урожая. Они принимали активное участие в работе санитарных дружин, оказывали шефскую помощь военным госпиталям, безвозмездно сдавали кровь, отдавали в Фонд обороны свои пайки и теплую одежду [4].

Даже в условиях блокады сотрудники Ленинградской городской конторы продолжали выполнять свои обязанности, сохраняя внутренне достоинство. По воспоминаниям ветеранов, им приходилось часто добираться несколько часов до работы, при этом они почти никогда не опаздывали. Ели студень из разведенного уксусом столярного клея, но продолжали работать до позднего вечера.

Они мерзли, поскольку во многих помещениях было настолько холодно, что стыли даже чернила, но не стали использовать имеющуюся мебель в качестве топлива. Уже к первой блокадной зиме в банке почти не оставалось машин, а инкассацию выручки следовало продолжать, поэтому деньги и документы возили на саночках, под бомбежками, перебегая от одной подворотни к другой.

Наряду со своей основной, повседневной работой в конторе Госбанка СССР, служащие, как и все трудоспособные ленинградцы, участвовали в мероприятиях, проводимых по инициативе городских властей.

Они принимали участие в народном ополчении: рыли противотанковые траншеи, принимали участие в противовоздушной обороне, ведя наблюдение за небом, оказывая необходимую помощь в очагах поражений, а также в работе по расчистке улиц, благодаря чему удалось избежать эпидемий. [4]

Максимально мобилизовать внутренние резервы приходилось и тем, кто работал далеко в тылу. И хотя над их головами не рвались снаряды, условия военного времени превращали обычную профессиональную деятельность в подвиг, который обычные банковские работники должны были совершать ежедневно, чтобы приблизить долгожданную Победу.

Перед Госбанком встали исключительные по своей сложности задачи: нужно было расширить кредитование военной промышленности, осуществляя в то же время кредитные вложения в другие отрасли хозяйства, выполнявшие военные заказы; оказывать финансовую помощь предприятиям, эвакуированным в глубокий тыл; обеспечить четкие расчеты в народном хозяйстве между предприятиями, работавшими для нужд фронта и тыла; бесперебойно удовлетворять потребности армии и страны в деньгах; проводить мероприятия по максимальному ограничению эмиссии денег, вызванной войной; обеспечивать оперативное регулирование денежного обращения; содействовать соблюдению строжайшего режима экономии; укреплять финансовую и платежную дисциплину в народном хозяйстве.

Работники краевых и областных контор Госбанка, находящихся в тылу находились приблизительно в одинаковом положении. Везде, на смену ушедшим на войну мужчинам пришли молодые девушки, которые в кратчайшие сроки осваивали новую для себя профессию.

Значительно увеличилась продолжительность рабочего времени, возрос объем работ. Многие сотрудники осваивали смежные специальности, а в нерабочее время принимали участие в выполнении общественных работ, в сборе средств для нужд Красной армии.

Например, в Камчатской областной конторе уже в первые месяцы войны на фронт было мобилизовано 75% мужчин инкассаторов.

В результате, объем работы был перераспределен между оставшимися сотрудниками, которые перешли на шестидневную рабочую неделю, а в нерабочее время принимали участие в дорожном строительстве, погрузочно-разгрузочных работах на судах, в сборе металлолома, а также в общественных работах, выполняемых народным ополчением. С начала войны по март 1943 года сотрудники областной конторы отработали на оборонных объектах 2171 человеко-день, собрали 211 теплых вещей для бойцов Красной армии, внесли в фонд обороны и на строительство боевых машин 94 400 рублей, подписались на облигации Государственных военных займов на сумму 53 225 рублей. Для нужд фронта сотрудниками конторы были переданы 2 лошади и автомобиль «Газ». Кроме этого, они ежемесячно перечисляли средства в фонд помощи семьям военнослужащих. [7, c. 57-62]

В отделениях Красноярской краевой конторы Госбанка были открыты счета различных фондов для сбора средств на создание военной техники, помощь детям фронтовиков. В фонд обороны от трудящихся Красноярского края только в первый год войны поступило 7 млн. рублей.

Помимо основной профессиональной деятельности банковские работники Красноярского края, как и всей страны, вступали в ряды народного ополчения, отчисляли часть заработка в фонд обороны, готовили подарки бойцам действующей армии, собирали средства в фонд помощи жителям блокадного Ленинграда, дежурили в госпиталях, направлялись в распоряжение райкома ВКП(б) для работы на заводах оборонной промышленности и в сельском хозяйстве, были донорами, делали все, чтобы приблизить Победу.

Читайте также:  На какой максимальный срок можно покинуть Казахстан?

Трудно переоценить вклад сотрудников Госбанка по организации массовое движение советских людей по оказанию помощи фронту в виде денежных взносов в Фонд обороны. Платежи населения составили почти половину всех прямых военных расходов, в том числе добровольные взносы — около 1/5.

Всего за годы войны в Фонд обороны и Красной Армии в совокупности поступило свыше 17 млрд. руб. наличными деньгами, 13 кг платины, 131 кг золота, на 1,7 млрд. руб. других драгоценных металлов, более чем на 4,5 млрд. руб. облигаций государственных займов. В общей сумме собранных средств более 6 млн. руб.

составили личные сбережения работников Госбанка СССР. [4]

Таким образом, можно с уверенностью сказать, что в поднятом над рейхстагом Красном знамени, изображенном на юбилейной монете Банка России, есть частички крови и пота скромных работников Госбанка СССР.

Литература:

1.                  65 лет Великой Победы. // Деньги и кредит. – 2010. – № 5.

2.                  Ленская Т.Ю. ГУ Банка России по Приморскому краю: история и современность. //Деньги и кредит – 2009. – № 1.

3.                  Вспоминают участники ВОВ. // Деньги и кредит – 2008. – № 4.

4.                  [ электронный ресурс] http://www.vep.ru/bbl/history/cbr

5.                  Черников Н.А., Байбиков В.Ю. Во имя Победы. //Деньги и кредит. – 2010.– № 5.

6.                  Шапошникова Е.В. Посвящается тем, кого забыть нельзя… // Деньги и кредит. – 2008. – № 2.

7.                   Цупко Н.А., Заинайло Д.В. Банковскому делу на Камчатке -75 лет. // Деньги и кредит. – 2007. – № 11.

Памятники военным и ветеранам ВОВ за счет военкомата

Родные и близкие военнослужащих часто спрашивают как установить памятник участнику ВОВ за счет военкомата, о компенсациях за памятник военному пенсионеру. Через военкомат можно ставить бесплатные памятники ветеранам ВОВ, ветеранам боевых действий, военным пенсионерам, сотрудникам уголовно-исполнительной системы, службы судебных приставов.

Полный список категорий граждан определяет «Порядок погребения погибших (умерших) военнослужащих, граждан, призванных на военные сборы, и лиц, уволенных с военной службы, оплаты ритуальных услуг, а также изготовления и установки надгробных памятников», утвержденный Приказом министра обороны Российской Федерации от 13 января 2008 г. N 5 «О погребении погибших (умерших) военнослужащих, граждан, призванных на военные сборы, и лиц, уволенных с военной службы».

Претендовать на организацию похорон и изготовление и установку надгробного памятника за счет средств Министерства обороны  могут:

  1. военнослужащие, граждане, призванные на военные сборы, погибшие при прохождении военной службы (военных сборов) или умершие в результате увечья (ранения, травмы, контузии), заболевания;
  2. военные пенсионеры — погибшие (умершие) граждане, уволенные с военной службы по достижении предельного возраста пребывания на военной службе, по состоянию здоровья или в связи с организационно-штатными мероприятиями и имевших общую продолжительность военной службы 20 и более лет;
  3. ветераны военной службы;
  4. участники Великой Отечественной войны, в том числе инвалиды Великой Отечественной войны, ветераны боевых действий независимо от общей продолжительности военной службы;
  5. иные категории лиц в случаях, предусмотренных федеральными законами и иными нормативными правовыми актами Российской Федерации.

Как установить памятник на могилу за счет военкомата?

Организация похорон и установка памятника умершим и погибшим военным регулируется следующими документами:

Важно!

Министерство обороны производит компенсацию затрат на изготовление и установку памятника. Вы заказываете и устанавливаете памятник за свои средства, затем предоставляете в военный комиссариат пакет документов и лишь затем получаете денежную компенсацию.

Постановлением Правительства РФ №460 от 06.05.1994 определяются максимальные размеры денежных средств, которые Вам компенсируются.

21 мая 2020 года наименование Постановления изменено на «Постановление Правительства РФ от 6 мая 1994 г.

N 460 «О нормах расходов денежных средств на погребение погибших (умерших) военнослужащих, сотрудников органов внутренних дел, войск национальной гвардии Российской Федерации, учреждений и органов уголовно-исполнительной системы, органов принудительного исполнения Российской Федерации, Государственной противопожарной службы и таможенных органов, граждан, призванных на военные сборы, и лиц, уволенных с военной службы (со службы в указанных органах, войсках и учреждениях, в органах по контролю за оборотом наркотических средств и психотропных веществ и органах налоговой полиции), а также на изготовление и установку надгробных памятников» (с изменениями и дополнениями)».

В Постановлении расширен список ведомств органами принудительного исполнения, к которым относится служба судебных приставов. Изменения в Постановлении распространяются на правоотношения, возникшие с 1 января 2020 года. Изменения вступили в силу 3 июня 2020 года.

 В редакции Постановления от 21.05.2020 Правительством устанавливаются следующие нормы:

Компенсация за памятник до 28178 рублей

  • погибшим (умершим) военнослужащим, проходившим военную службу по призыву,
  • курсантам военных профессиональных образовательных организаций, военных образовательных организаций высшего образования до заключения контракта,
  • гражданам, призванным на военные сборы,
  • курсантам и слушателям образовательных организаций Министерства внутренних дел Российской Федерации, Министерства юстиции Российской Федерации, Министерства Российской Федерации по делам гражданской обороны, чрезвычайным ситуациям и ликвидации последствий стихийных бедствий,
  • участникам Великой Отечественной войны, в том числе инвалидам Великой Отечественной войны (кроме проходивших службу в действующей армии в качестве военнослужащих)
  • Компенсация за памятник до 35171 рублей
  • военнослужащие, граждане, призванные на военные сборы, сотрудников органов внутренних дел, войск национальной гвардии Российской Федерации, учреждений и органов уголовно-исполнительной системы, органов принудительного исполнения Российской Федерации,  государственной противопожарной службы, должностных лиц таможенных органов, погибшие при прохождении военной службы (военных сборов, службы) или умершие в результате увечья (ранения, травмы, контузии), заболевания;
  • военные пенсионеры — погибшие (умершие) граждане, уволенные с военной службы (службы в органах внутренних дел, войсках национальной гвардии Российской Федерации, учреждениях и органах уголовно-исполнительной системы, государственной противопожарной службы, органах по контролю за оборотом наркотических средств и психотропных веществ и органах налоговой полиции с должностей начальствующего состава) по достижении предельного возраста пребывания на военной службе (службе), по состоянию здоровья или в связи с организационно-штатными мероприятиями и имевшие общую продолжительность военной службы (службы) 20 и более лет;
  • должностные лица таможенных органов, умершие после окончания службы в таможенных органах вследствие увечья (ранения, травмы, контузии), заболевания, полученных в связи с исполнением ими должностных обязанностей;
  • ветераны военной службы;
  • участники Великой Отечественной войны, в том числе инвалиды Великой Отечественной войны, ветераны боевых действий независимо от общей продолжительности военной службы (службы).

Расходы на изготовление и установку памятника, превышающие установленные Правительством нормы не компенсируются.

Это означает лишь то, что Вы можете заказать памятник на могилу любой стоимости, но вернут Вам лишь суммы, указанные Правительством.

Если факт гибели гражданина зафиксирован во время прохождения им военной службы по ликвидации катастрофы, то родственники могут рассчитывать на оплату ритуальных услуг, а также изготовление и установку надгробного памятника. Если гражданин скончался после проведения военных сборов, то оснований установить памятник за счёт средств, выделяемых Министерству обороны из федерального бюджета на эти цели, нет.

Компенсация производится только после изготовления и установки памятника

  • заявление на имя военного комиссара о возмещении понесенных расходов;
  • документы, подтверждающие оплату выполненных работ (оказанных услуг) по изготовлению и установке надгробного памятника (с приложением прейскуранта выполненных работ) – справка БО-13(01);
  • свидетельство о смерти погибшего (умершего), выданное органами записи актов гражданского состояния;
  • справка о месте захоронения погибшего (умершего);
  • удостоверение участника или инвалида войны, удостоверение ветерана военной службы, боевых действий или другой документ, подтверждающий право на государственную гарантию по увековечению памяти;
  • фотография или другой документ, подтверждающий установку надгробного памятника на могиле.

Заверенные военным комиссаром копии этих документов останутся в военкомате, оригиналы Вам возвратят.

Вы можете скачать памятку — список документов для получения компенсации за установку памятника военному ветерану, ветерану ВОВ, военнослужащему.

Обращаясь в нашу компанию, Вы совершенно бесплатно получите исчерпывающую консультацию по вопросам, связанным с изготовлением и установкой надгробия на любом кладбище города Саратова, города Энгельса и на всей территории Саратовской губернии.

Вы сможете ознакомиться не только с возможностью получения Государственной помощи, наши специалисты помогут Вам сделать выбор непосредственно самого надгробия, подобрать эпитафии, дополнительные гравировки, а также ознакомиться с перечнем документов, необходимых для оформления компенсации.

Мы поможем Вам полностью на всех этапах оформления документов в Государственных учреждениях.

Некоторые образцы памятников, которые можно установить за счет государственного пособия

Большинство компаний предлагают устанавливать за счет госпособия простые памятники-плиты. Наша компания предлагает не только традиционные простые формы, но и красивые фигурные и резные памятники. Подробности уточняйте у наших менеджеров.

Оставьте комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *