Как квалифицировать эти деяния и почему?

Экономические преступления представляют собой очень разнообразный и неоднозначный материал для исследования.

Достаточно сказать, что разница между гражданскими правоотношениями и преступлением подчас неуловима.

Попытаемся в этой статье выработать алгоритм, при помощи которого можно попробовать избежать перехода через эту тонкую грань, и правильно определить, что на самом деле является экономическим преступлением.

Понятие преступлений в сфере экономики

Начнем с главного — с определений. Общее определение преступления, установленное уголовным законом, сформулировано следующим образом.

Экономическое преступление — это виновно совершенное общественно опасное деяние, запрещенное Уголовным кодексом Российской Федерации (далее УК РФ) под угрозой наказания.

Если с виновностью и запрещением все более-менее понятно, то понятие общественной опасности вызывает вопросы. 

Общественная опасность — материальный признак преступления, раскрывающий его социальную сущность. Она проявляется в том, что общественно опасное деяние причиняет вред или создает угрозу причинения вреда личности, обществу или государству.

Закон не содержит подробного перечня тех групп общественных отношений, которые взяты под защиту уголовного закона.

Виды этих общественных отношений можно увидеть в статье 2 УК РФ: охрана прав и свобод человека и гражданина, собственности, общественного порядка и общественной безопасности, окружающей среды, конституционного строя Российской Федерации от преступных посягательств, обеспечение мира и безопасности человечества, а также предупреждение преступлений.

Для целей этой статьи уяснение понимания общественной опасности, как мне кажется, имеет ключевое значение.

Признаки

Если подходить формально, то экономические преступления выделены Уголовным кодексом Российской Федерации в разделе № VIII. Он так и называется — Преступления в сфере экономики. В свою очередь раздел содержит три главы: преступления против собственности, в сфере экономической деятельности, против интересов службы в коммерческих и иных организациях.

Основным объектом экономических преступлений является установленный законодательством порядок осуществления предпринимательской, финансовой и иной экономической деятельности по поводу производства, распределения, обмена и потребления материальных благ и услуг, собственность физических или юридических лиц. 

Уголовные дела по экономическим преступлениям могут быть возбуждены в публичном порядке, независимо от воли потерпевшего или в частно-публичном порядке, по заявлению потерпевшего, но без возможности прекратить уголовное преследование в связи с примирением сторон.

Экономические преступления: классификация

Экономические преступления можно условно классифицировать следующим образом:

1) преступления против общего порядка осуществления внутриэкономической деятельности — преступления, заключающиеся в незаконном отказе в государственной регистрации юридического лица или выдаче лицензии, манипуляциях с реестром недвижимости, незаконном предпринимательстве без государственной регистрации, производство немаркированной продукции и тому подобное (ст. ст. 169, 170, 170.1, 170.2, 171, 171.1, 171.2, 172, 172.2, 173.1, 173.2, 174, 174.1, 175, 185.6, 191.1, 200.3 УК РФ);

2) преступления против порядка кредитования и порядка удовлетворения требований кредиторов — незаконное получение кредита, когда сведения, представленные в банк, не соответствуют действительности, преднамеренное банкротство, злостное уклонение от погашения кредиторской задолженности т.е. деньги есть, но не платит (ст. ст. 172.1, 176, 177, 195, 196, 197 УК РФ);

3) преступления против добросовестной конкуренции, такие как ограничение конкуренции — незаконное недопущение к торгам, принуждение к совершению сделки, незаконное получение и разглашение коммерческой и налоговой тайны и т.д. (ст. ст. 178, 179, 180, 181, 183, 184, 185.3, 185.6 УК РФ);

4) преступления против порядка обращения денег, драгоценных металлов, драгоценных камней и ценных бумаг, а также порядка учета прав на ценные бумаги.

Типичный пример — не внесение депозитарием в реестр владельцев акций сведений о залоге акций (ст. 170.1 (в части манипуляций с реестром владельцев ценных бумаг и системой депозитарного учета), ст. ст.

185, 185.1, 185.2, 185.4, 186, 187, 191, 192 УК РФ);

5) преступления против порядка осуществления внешнеэкономической деятельности — провоз наличных денег через границу без декларирования, например (ст. ст. 189, 190, 193, 193.1, 194, 200.1, 200.2 УК РФ);

6) преступления против порядка уплаты налогов и сборов. Показательное преступление в этой области — это сокрытие денег или имущества от налогового взыскания (ст. ст. 198, 199, 199.1, 199.2 УК РФ).

Теперь пора перейти к основному предмету нашей статьи. Каким образом действовать при осуществлении экономической деятельности, чтобы избежать неприятных последствий.

Как квалифицировать эти деяния и почему?

Воспользуйтесь бесплатной помощью опытного юриста по ссылке ниже. Консультация возможна онлайн или в нашем московском офисе.

Отличия гражданского правонарушения от преступления в сфере экономики

В этом разделе не будем рассматривать очевидные преступления, такие как кража, использование фальшивых документов, присвоение или растрата и тому подобное. Иными словами преступления, состав которых очевиден. Гораздо больший интерес представляют преступления, квалификация которых неоднозначна и требует анализа.

Рассмотрим два типичных примера — мошенничество и неуплата налогов.

Мошенничество

Преступление под названием мошенничество предусмотрено статьей 159 УК РФ. Определяется мошенничество как хищение чужого имущества или приобретение права на чужое имущество путем обмана или злоупотребления доверием.

  • Что важно, в данном определении для отделения хозяйственных отношений от преступных есть действия: хищение, обман или злоупотребление.
  • Под хищением понимаются совершенные с корыстной целью, противоправные действия, безвозмездное изъятие и (или) обращение чужого имущества в пользу виновного или других лиц, причинивших ущерб собственнику или иному владельцу этого имущества.
  • Обман, как способ совершения хищения или приобретения права на чужое имущество, может состоять в сознательном сообщении заведомо ложных, не соответствующих действительности сведений, либо в умолчании об истинных фактах, либо в умышленных действиях, направленных на введение владельца имущества или иного лица в заблуждение.

Злоупотребление доверием при мошенничестве заключается в использовании с корыстной целью доверительных отношений с владельцем имущества или иным лицом, уполномоченным принимать решения о передаче этого имущества третьим лицам. Доверие может быть обусловлено различными обстоятельствами, например служебным положением лица либо его личными отношениями с потерпевшим.

Рассмотрим пример, с которым сталкиваются предприниматели практически ежедневно. Это неисполнение договорных обязательств. Организация 1 выплатила аванс Организации 2 за поставку товара. Организация 2 обязательства по поставке не исполнила и аванс не вернула.

Как квалифицировать эти действия? Важнейшее обстоятельство, которое требуется установить, это цель Организации 2, точнее его руководства и/или владельцев.

Если обязательства не исполнены по объективным обстоятельствам хозяйственной деятельности (например, поставщик Организации 2 не поставил сырье, необходимое для выполнения заказа Организации 1), то это гражданские правоотношения. Организации 1 следует обратиться в арбитражный суд за защитой своего права. 

Теперь представим себе ту же ситуацию, но с дополнением. Владельцем поставщика Организации 2 является директор Организации 2. После того, как поставщик получил аванс от Организации 2, поставщик вывел все деньги в пользу своего владельца. 

Директор Организации 2, имея умысел похитить денежные средства руководимой им организации, создал поставщика, заключил с ним договор, перечислил аванс и вывел деньги в свою собственность. На лицо все признаки мошенничества: безвозмездное изъятие денежных средств с корыстной целью личного обогащения путем злоупотребления доверием, обусловленным служебным положением.

Неуплата налогов

По Статье 199 УК РФ преступлением считается “уклонение от уплаты налогов, сборов, подлежащих уплате организацией, и (или) страховых взносов, подлежащих уплате организацией, путем непредставления налоговой декларации (расчета) или иных документов, представление которых в соответствии с законодательством Российской Федерации о налогах и сборах является обязательным, либо путем включения в налоговую декларацию (расчет) или такие документы заведомо ложных сведений, совершенное в крупном размере”.

На первый взгляд все понятно, если бы не последняя фраза о включении заведомо ложных сведений.

Предположим, организация включила в декларацию по налогу на прибыль некую сумму, уменьшенную на размер расходов. В результате последующей проверки налоговым органом последний доначислил сумму прибыли, поскольку не признал некоторые расходы соответствующими налоговому законодательству. И, более того, позднее это решение налогового органа было подтверждено судом.

В этой ситуации нужно иметь следующее.

Способами уклонения от уплаты налогов, сборов, страховых взносов являются действия, состоящие в умышленном включении в налоговую декларацию (расчет) или иные документы, представление которых в соответствии с законодательством Российской Федерации о налогах и сборах является обязательным, заведомо ложных сведений, либо бездействие, выражающееся в умышленном непредставлении налоговой декларации (расчета) или иных указанных документов.Умышленное включение заведомо ложных сведений — вот камень преткновения. Заведомо ложными сведениями являются сведения, о которых налогоплательщик знал до момента предоставления в налоговый орган. Например, в расчет налога на прибыль включены расходы, которые на самом деле не производились. Очень важно: не те расходы, которые организация реально понесла и включила в уменьшение налога, но впоследствии признанные налоговым органом не соответствующим требованиям закона с точки зрения уменьшения прибыли. А именно не произведенные. То есть имел место обман. Та же ситуация с НДС или с любыми другими налогами.

Юридическое лицо как группа лиц. Статья 210 УК РФ

“Создание преступной организации в целях совершения одного или нескольких тяжких или особо тяжких преступлений, либо руководство преступной организацией или входящими в нее структурными подразделениями, а равно координация действий организованных групп, создание устойчивых связей между ними, разработка планов и создание условий для совершения преступлений организованными группами, раздел преступных доходов между такими группами”. 

Читайте также:  Регистрация ТС по месту временного проживания

Не правда ли прекрасное определение юридического лица? Только это фабула статьи 210 УК РФ, дающая определение понятию преступного сообщества.

  1. Иными словами, при определенных законом условиях, организация может быть признана преступным сообществом, при этом ответственность за преступления возрастает в разы.
  2. Вступившая 1 апреля 2020 года редакция уголовного кодекса дополнила статью 210 примечанием, согласно которому “учредители, участники, руководители, члены органов управления и работники организации, зарегистрированной в качестве юридического лица, и (или) руководители, работники ее структурного подразделения не подлежат уголовной ответственности по настоящей статье только в силу организационно-штатной структуры организации и (или) ее структурного подразделения и совершения какого-либо преступления в связи с осуществлением ими полномочий по управлению организацией либо в связи с осуществлением организацией предпринимательской или иной экономической деятельности, за исключением случая, когда эти организация и (или) ее структурное подразделение были заведомо созданы для совершения одного или нескольких тяжких или особо тяжких преступлений”.
  3. Это примечание несколько прояснило ситуацию и облегчило положение юридических лиц, но все равно оставило оценочную категорию.
  • Как квалифицировать эти деяния и почему?

Проект наших партнеров Андрея Шевченко и Михаила Кучин, где они разбирают самые резонансные события в стране и их последствия для всех нас.

Все о новых законах и громких делах в России и в мире максимально доступно и без занудства.

Выводы

Из тех ситуаций, которые мы рассмотрели, можно сделать вывод о том, что главное, если не единственное отличие гражданского спора от уголовной ответственности в экономических преступлениях, это действие лица, к которому предъявляются претензии. При этом крайне важно осознать, что имеют значения не только действия, произведенные в момент совершения поступка, но и действия после его совершения, в том числе документальное оформление и ответы на вопросы проверяющих.

Почему это так важно? Дело в том, что при определении преступности деяния большое значение имеет установление таких обстоятельств как умысел, направленность действий, размер ущерба. А ведь размер ущерба имеет значение именно в связи с преступлением.

Представьте себе выездную налоговую проверку, которая установила недоплату налогов в размере 15 миллионов рублей. При этом следственные органы считают недоплату всех 15 миллионов уклонением от уплаты налогов, т.е. преступлением. Однако, если удастся доказать, что хотя бы 1 рубль из 15 миллионов не относится к умышленно неуплаченным налогам, то это уже не преступление. 

Поэтому рекомендация проста: крайне щепетильно относитесь к своим действиям, а лучше всего обращайтесь за профессиональной помощью к адвокату по экономическим преступлениям до того, как совершить юридически значимое действие.

Рекомендуем к прочтению:

5 причин посадить честного предпринимателя

Преступление – понятие, чем отличается от правонарушения

Преступление – понятие, чем отличается от правонарушения, виды, признаки, состав, виды составов и категории преступлений

В обывательской жизни понятия преступления, проступка, правонарушения часто путаются, правонарушения принимаются за преступления, а действия, на первый взгляд не дотягивающие до криминала, в действительности являются преступлением. Не каждое правонарушение или проступок является преступлениям. Уголовный закон в общей части, а именно в ст.

14 УК РФ определяет преступление, как общественно опасное деяние, совершенное виновно и запрещенное уголовным кодексом под угрозой наказания.

Часть вторая той же статьи говорит, что не будет являться преступлениям деяние, либо бездействие, хотя формально и содержащее признаки преступления, но не представляющее общественной опасности в силу малозначительности.

  • Таким образом, преступлением является деяние, содержащее следующие признаки:
  •  — общественная опасность (материальный признак), то есть способность деяния причинить вред охраняемым законом интересам, либо создать угрозу его причинения;
  • — уголовная противоправность (формальный признак), то есть наличие прямого запрета в УК РФ;
  • — наличие вины в форме умысла или неосторожности;
  • — наказуемость, то есть возможность назначения уголовного наказания.
  • Отличие преступления от правонарушения в том, что преступление всегда нарушает уголовный закон, имеет большую общественную опасность, наказание за него может быть назначено только судом.

Общественная опасность – одна из основных обязательных характеристик любого преступления.

Различается по характеру общественной опасности, что является качественным признаком и определяется объектом преступления, то есть теми общественными отношениями на которые совершается посягательство, и по степени общественной опасности, что является количественным признаком, который определяется уже тяжестью наступивших последствий (причинённым вредом), формами вины и способами совершения преступления.

В соответствии с ч. 2 ст. 14 УК РФ деяние, хотя формально и содержащее признаки предусмотренного уголовным кодексом деяния, но в силу малозначительности не представляющее общественной опасности, не является преступлением, что законодательно закрепляет общественную опасность как неотъемлемую характеристику преступления.

  1. Статья 15 УК РФ подразделяет преступления на категории, в зависимости характера и степени общественной опасности:
  2. небольшой тяжести (умышленные и неосторожные деяния, за которые максимальное наказание не превышает 3 лет лишения свободы);
  3. средней тяжести (умышленные деяния, за совершение которых максимальное наказание не превышает 5 лет лишения свободы и неосторожные, за совершение которых предусмотрена ответственность максимального наказание свыше 3 лет лишения свободы);
  4. тяжкие (умышленные деяния, за совершение которых максимальное наказание не превышает 10 лет лишения свободы);
  5. особо тяжкие (умышленные деяния, за совершение которых предусмотрено наказание свыше 10 лет лишения свободы или более строгое).
  6. Совокупность образующих преступление признаков является его составом.
  7. Признаки состава преступления – обобщенное юридически значимое свойство, которое присуще всем преступлениям определённого вида. Отдельные признаки группируются в укрупненные группы, называемые элементами состава преступления:
  8. объект, то есть охраняемое уголовным законом общественное отношение, подвергшееся посягательству в результате преступления;
  9. объективная сторона, тот есть внешнее проявление преступления в реальной действительности;
  10. субъект, то есть лицо, совершившее преступление (определяется гл. 4 УК РФ);
  11. субъективная сторона, то есть отношение субъекта преступления к совершенному деянию и его последствиям.

Объект преступления определяет социальную сущность и общественную опасность деяния.

Классифицируется как общий (охраняемые законом общественные отношения), родовой (определяется соответствующим разделом УК РФ, как группа однородных общественных отношений), видовой (определяется соответствующей главой УК РФ, как более узкая группа однородных общественных отношений) и непосредственный (общественные отношения, на которое посягает конкретное преступление, определено конкретным составом Особенной части УК РФ). Например, ст. 127 УК РФ Незаконное лишение свободы, непосредственным объектом посягательства которого является право человека на свободное передвижение, выбор места жительства, гарантированные ст. 27 Конституции РФ. Видовым объектом является свобода честь и достоинство личности, и родовым личность человека.

Объективная сторона преступления определена непосредственно в диспозиции каждой статьи Особенной части УК РФ.

Значение объективной стороны в том, что она входит в основание уголовной ответственности, необходима для правильной квалификации деяния, ее признаки могут быть рассмотрены как не влияющие на квалификацию, но учитываемые при определении вида и размера наказания. Обязательными признаками объективной стороны являются общественная опасность деяний, общественная опасность последствий, причинная связь. Также признаками объективной стороны (факультативными) являются время, место, способ, орудия и средства совершения преступления, обстановка совершения преступления.

В зависимости от объективной стороны, составы подразделяются на материальные, то есть указывающие на обязательность наступления общественно-опасных последствий (ст.

167 УК РФ – умышленное уничтожение или повреждение имущества), формальные, то есть указывающие только на преступное деяние (например с   т. 213 УК РФ хулиганство) и усеченные, то есть указывающие на окончание преступления до стадии его полного завершения (например ст.

209 УК РФ бандитизм – для совершения преступления достаточно только создать вооруженную группу с целью нападения на граждан, нападать на граждан с целью завладения имуществом вовсе не обязательно).

Состав преступления является основанием уголовной ответственности и позволяет квалифицировать деяния определенного лица как соответствующее диспозиции определённой нормы Особенной части УК РФ.

Составы преступлений по степени общественной опасности могут быть основными, то есть не содержащие каких-либо отягчающих, либо смягчающих обстоятельств (например ч. 1 ст.

158 УК РФ кража – то есть тайное хищение чужого имущества), квалифицированными, то есть содержащими отягчающие обстоятельства (например ч. 2 ст.

158 УК РФ кража, совершенная группой лиц)  и привилегированными, то есть содержащими смягчающие обстоятельства (например ст. 107 УК РФ убийство в состоянии аффекта, аффект в данном случае смягчает участь).

Также составы преступлений подразделяются по диспозиции на простые, то есть кратко описывающие признаки преступления (например ст.

105 УК РФ убийство – умышленное причинение смерти), сложные, то есть описывающие единое посягательство более чем на один объект (например ч. 4 ст.

111 УК РФ причинение тяжкого вреда здоровью, повлекшего по неосторожности смерть человека, то есть причинен умышленно вред здоровью и вторая форма вины в виде неосторожности по причинению смерти) и альтернативные, то есть предусматривающие совершение хотя бы одного из указанных в диспозиции действий (например ч. 1 ст. 132 УК РФ мужеложество, лесбиянство или иные действия сексуального характера с применением насилия, то есть ответственность наступает за применения любого из указанных действий).

Таким образом, признаки состава преступления всегда должны содержать объект и субъект, а также объективную и субъективную  стороны, преступления подразделяются по объективной стороне на материальные, формальные и усеченные, по степени общественной опасности на основные составы, квалифицированные и привилегированные, по диспозиции на простые, сложные и альтернативные. Также, по тяжести преступления подразделяются на небольшой тяжести, средней, тяжкие и особо тяжкие. Преступление всегда должно быть виновным деянием, вина в форме умысла или неосторожности.

Преступление: виновное — общественно опасное – запрещенное УК –угроза наказания

Читайте также:  Сроки обжалования: сужусь с налоговой после продажи земельного участка по сроку владения

объект – объективная сторона: материальные – формальные – усеченные

объект преступления – общий – родовой – видовой — непосредственный

субъект (гл. 4 ст.ст. 19-23 УК РФ) – субъективная сторона: вина – умысел (неосторожность)   

  • вина (ст. 24 УК РФ): умысел — неосторожность
  • общественная опасность (ст. 14 УК РФ): характер общественной опасности (качественная хар-ка) (объект преступления) – степень общественной опасности (количественная хар-ка) (форма вины, размер вреда, способ совершения)
  • по степени общ. опасности: основные – квалифицированные – привилегированные
  • по диспозиции: простые – сложные – альтернативные
  • по тяжести (ст. 15 УК РФ): небольшой – средней – тяжкие – особо тяжкие

Кс изучил вопрос о квалификации одного и того же деяния по разным нормам ук

Конституционный Суд опубликовал Определение от 9 июля № 1374-О, которым он прекратил производство по делу о проверке конституционности по запросу рязанского районного суда норм Уголовного кодекса, которые позволяют квалифицировать совершение покупок с оплатой товаров (услуг) в безналичной форме чужой банковской картой по нескольким статьям.

Суд в Рязани усомнился в конституционности норм УК

В сентябре 2020 г. гражданину П. было предъявлено обвинение в совершении преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 159.3 «Мошенничество с использованием электронных средств платежа» УК РФ.

Согласно обвинительному акту, используя найденную банковскую карту на имя гражданки Т. и действуя из корыстных побуждений, П. совершил бесконтактную оплату нескольких товаров и услуг на общую сумму более 4 тыс. руб.

, чем причинил потерпевшей материальный ущерб.

Заместитель прокурора Железнодорожного района г. Рязани, рассмотрев материалы уголовного дела, пришел к выводу о необходимости квалификации деяния обвиняемого по п. «г» ч. 3 ст.

158 «Кража» УК и принял решение о направлении уголовного дела для производства предварительного следствия. В результате гражданину П.

было предъявлено новое обвинение в совершении кражи чужого имущества с банковского счета (при отсутствии признаков преступления, предусмотренного ст. 159.3 УК).

Уголовное дело поступило в Железнодорожный районный суд г. Рязани, однако тот приостановил производство по нему и постановлением от 17 февраля 2021 г. принял решение о направлении запроса в Конституционный Суд.

Железнодорожный районный суд просил КС проверить, соответствуют ли положения п. «г» ч. 3 ст. 158 и ст. 159.3 УК Конституции РФ в той мере, в какой они с учетом сложившейся правоприменительной практики позволяют одни и те же действия квалифицировать как по п. «г» ч. 3 ст. 158, так и по ст. 159.3 Кодекса.

По мнению районного суда, квалификация одного и того же деяния по разным нормам УК нарушает принципы равенства и правовой определенности.

Данная неопределенность, указывалось в запросе, нарушает принцип справедливости: один и тот же ущерб оценивается в качестве признака либо тяжкого преступления, либо преступления небольшой тяжести или административного правонарушения.

КС проанализировал спорные нормы

Рассмотрев материалы дела, Конституционный Суд напомнил, что установление мер, направленных на защиту собственности от преступных посягательств, Конституция возлагает на федерального законодателя, обязывая его руководствоваться принципами юридического равенства и правовой определенности, которые описаны в ст. 19 (ч. 1) и 54 (ч. 2) Конституции (Постановление КС РФ от 11 декабря 2014 г. № 32-П).

КС указал, что согласно п. 1 примечаний к ст. 158 УК под хищением понимаются совершенные с корыстной целью противоправные безвозмездное изъятие и (или) обращение чужого имущества в пользу виновного или других лиц, причинившие ущерб собственнику или иному владельцу этого имущества.

Это понятие распространяется на все виды предусмотренных Кодексом хищений, в том числе на кражу и мошенничество.

«Таким образом, по смыслу УК РФ кража и мошенничество являются самостоятельными видами (формами) хищений, а по отношению друг к другу образуют смежные составы преступлений, основным критерием разграничения которых является способ совершения таких деяний», – указано в определении.

Вместе с тем КС обратил внимание, что поскольку специальные признаки кражи денежных средств с банковского счета и мошенничества, совершенного с использованием электронных средств платежа, не определены в названном уголовном законе, то содержание таких признаков подлежит установлению посредством норм иной отраслевой принадлежности. Так, в целях надлежащего разграничения составов соответствующих преступлений необходимы нормы, определяющие, в частности, понятие банковского счета, электронных средств платежа, порядок их использования для проведения безналичных расчетов.

При этом Суд напомнил свою неоднократно выраженную позицию о том, что оценка степени определенности содержащихся в законе понятий должна осуществляться исходя не только из самого текста закона, используемых формулировок, но и из их места в системе нормативных предписаний.

Регулятивные нормы, непосредственно закрепляющие те или иные правила поведения, не обязательно должны содержаться в том же нормативном правовом акте, что и нормы, устанавливающие юридическую ответственность за их нарушение (постановления от 27 мая 2003 г. № 9-П; от 14 февраля 2013 г.

№ 4-П; от 17 июня 2014 г. № 18-П и др.).

Адвокатам рассказали о проблематике квалификации хищений с использованием электронных средств платежаС лекцией об этом на вебинаре ФПА выступил профессор кафедры уголовного права и криминологии Юридического факультета МГУ Павел Яни

Конституционный Суд отметил, что существующее правовое регулирование банковского счета, безналичных расчетов и электронных средств платежа обеспечивает определенность учтенных в УК и рассматриваемых обособленно друг от друга признаков хищений, выражающихся в краже, совершенной с банковского счета, а равно в отношении электронных денежных средств (п. «г» ч. 3 ст. 158), либо в мошенничестве с использованием электронных средств платежа (ч. 1 ст. 159.3).

В то же время Суд подчеркнул, что отнесение к хищениям противоправного списания денежных средств с банковского счета путем использования платежной карты владельца названного счета при бесконтактной оплате товаров (работ, услуг) в рамках лимита платежа, допускаемого к осуществлению без введения ПИН-кода, само по себе не предопределяет, при наличии в этом Кодексе обеих оспариваемых норм, однозначного установления способа такого хищения. Так, по мнению КС, вопрос о том, является ли указанное деяние обманом или злоупотреблением доверием (обязательный признак мошенничества) либо тайным хищением (обязательный признак кражи), остается открытым.

Таким образом, Суд указал, что на момент принятия запроса суда к рассмотрению оспариваемые нормы в системе действующего правового регулирования действительно не позволяли надлежащим образом разграничивать содержащиеся в них составы преступлений.

Помимо этого КС заметил, что отсутствие надлежащего разграничения составов хищений, предусмотренных оспариваемыми законоположениями, создает условия для их произвольного применения, притом что один и тот же размер похищенного может выступать в качестве признака тяжкого преступления (кража по п. «г» ч. 3 ст. 158 УК) или признака преступления небольшой тяжести (мошенничество по ч. 1 ст. 159.3 УК). Результат отсутствия критериев этого разграничения может влечь для виновного в одном случае уголовную, а в другом – административную ответственность, признал Суд.

Неопределенность уже устранена

Отмечая значимость ясности и недвусмысленности правовых норм и их согласованности в системе правового регулирования, КС указал, что определенность для судов, к которым относится и заявитель, может быть обеспечена в рамках полномочия Верховного Суда РФ давать разъяснения по вопросам судебной практики в постановлениях Пленума ВС.

Так, Конституционный Суд пояснил, что Пленум ВС принял Постановление от 29 июня 2021 г. № 22, которым устранил существующую в правоприменительной практике неопределенность в разграничении составов кражи, совершенной с банковского счета, а равно в отношении электронных денежных средств, и мошенничества с использованием электронных средств платежа.

Пленум ВС РФ скорректировал свои постановления по уголовным деламПоправки направлены на обеспечение единства судебной практики и защиту прав личности при рассмотрении уголовных дел

В соответствии с п. 5 Постановления № 22 Постановление Пленума ВС РФ от 27 декабря 2002 г.

№ 29 «О судебной практике по делам о краже, грабеже и разбое» было дополнено пунктом, согласно которому тайное изъятие денежных средств с банковского счета или электронных денежных средств, например, если безналичные расчеты или снятие наличных денежных средств через банкомат были осуществлены с использованием чужой или поддельной платежной карты, надлежит квалифицировать как кражу по признаку «с банковского счета, а равно в отношении электронных денежных средств». «По п. “г” ч. 3 ст. 158 УК квалифицируются действия лица и в том случае, когда оно тайно похитило денежные средства с банковского счета или электронные денежные средства, использовав необходимую для получения доступа к ним конфиденциальную информацию владельца денежных средств (например, персональные данные владельца, данные платежной карты, контрольную информацию, пароли)», – отметил КС.

Одновременно с этим п. 6 Постановления № 22 исключено указание о том, что действия лица следует квалифицировать по ст. 159.

3 УК в случаях, когда хищение имущества осуществлялось с использованием поддельной или принадлежащей другому лицу банковской карты путем сообщения уполномоченному работнику кредитной организации заведомо ложных сведений о принадлежности указанному лицу такой карты на законных основаниях либо путем умолчания о незаконном владении им платежной картой.

Читайте также:  Какое пособие положено на ребенка, став г. москвой

Касательно несовпадения санкций и категорий преступлений, предусмотренных п. «г» ч. 3 ст. 158 и ч. 1 ст. 159.

3 УК, Конституционный Суд не усмотрел в данном случае такой несоразмерности ответственности совершенному деянию, которая предполагала бы необходимость конституционной оценки оспариваемых положений в этом аспекте с учетом того, что хищение денежных средств с банковского счета или электронных денежных средств не только посягает на собственность, но и может подрывать доверие к безналичным способам хранения денежных средств и ведению расчетов, которые являются важным элементом устойчивого функционирования современной экономики.

В связи с тем что неопределенность в вопросе о конституционности оспариваемых норм, выражающаяся в невозможности надлежащим образом разграничивать содержащиеся в них составы преступлений, на текущий момент устранена, КС принял решение о прекращении производства по делу в связи с запросом Железнодорожного районного суда г.

Рязани. При этом Суд обратил внимание, что этим не исключается право федерального законодателя внести изменения в законодательство, направленные на совершенствование мер уголовной ответственности за хищение денежных средств с банковского счета, а равно электронных денежных средств с использованием электронных средств платежа.

Адвокаты оценили выводы Суда

Президент АП Республики Марий Эл Ольга Полетило отметила, что проблема разграничения квалификации одного и того же деяния по п. «г» ч. 3 ст. 158 и ст. 159 УК существует и среди правоприменителей Республики Марий Эл.

Она указала, что принятое Постановление Пленума ВС РФ от 29 июня 2021 г. № 22 устранило существующую неопределенность в разграничении составов кражи в полном объеме.

По ее мнению, определение КС будет являться ориентиром для правоприменителя.

Вместе с тем Ольга Полетило подчеркнула, что разница в мерах уголовной ответственности оставлена на усмотрение федерального законодателя: «Поэтому в полной мере в части совершенствования мер уголовной ответственности за хищение денежных средств с использованием электронных средств платежа вопрос остался нерешенным». При этом она считает, что в этой части требуется изменение уголовного закона, так как принцип справедливости при назначении наказания является одним из главных при определении меры уголовной ответственности.

Руководитель практики Адвокатской конторы «Аснис и партнеры» МГКА, член Совета АП г. Москвы Дмитрий Кравченко находит позицию КС РФ полностью обоснованной.

Он положительно оценил то, что в судебной практике не прекращаются случаи обращения судов с запросом в КС: «Это следует всячески приветствовать, поскольку подобное обращение направлено на своевременную защиту прав и свобод участников процесса».

Дополнительная констатация Конституционным Судом необходимости правовой определенности в столь серьезной сфере, как уголовное право, по мнению эксперта, является важным напоминанием как законодателю, так и судам общей юрисдикции.

Дмитрий Кравченко добавил, что в условиях, когда, к сожалению, вменяемые преступления нередко неотличимы от обычной предпринимательской или иной деятельности, такое напоминание нелишне.

«То, что Верховный Суд своевременно устранил правовую неопределенность путем обязательного судебного толкования, вряд ли может быть совпадением и свидетельствует о высоком уровне кооперации Конституционного и Верховного судов. Прекращение же производства по делу в этих обстоятельствах можно назвать вполне обоснованным», – заключил он.

Правильная квалификация преступления – непростая задача

13 мая 2020 г. 19:14

Третье выступление в рамках вебинара ФПА РФ 13 мая было, как и предыдущее, посвящено ответам на вопросы слушателей, заинтересовавшихся лекциями Павла Яни

Доктор юридических наук, профессор кафедры уголовного права и криминологии юридического факультета МГУ им. М.В. Ломоносова, член НКС при Верховном Суде РФ, главный редактор журнала «Уголовное право» Павел Яни прокомментировал ряд практических ситуаций, при которых возникают сложности с квалификацией совершенных преступлений.

Павел Яни уверен, что уголовный закон «невозможно понять без перевода»

Тему «Актуальные проблемы квалификации преступлений» Павел Яни начал раскрывать еще в ходе вебинара ФПА РФ 25 июня 2018 г., когда подробно рассказал о сложностях квалификации убийств. Через год, 17 декабря 2019 г.

, профессор прочитал лекцию об актуальных вопросах квалификации мошенничества и взяточничества. А свое выступление на вебинаре 22 апреля с. г. лектор посвятил проблемам квалификации хищения безналичных средств. (Отметим, что видеозаписи лекций Павла Яни от 25 июня 2018 г.

и 17 декабря 2019 г. доступны к просмотру здесь. – Прим. ред.)

Вебинары с участием Павла Яни привлекли внимание большого количества адвокатов, которые впоследствии направили эксперту вопросы, касающиеся квалификации разных видов преступлений. Их было так много, что для ответов на них Павлу Яни не хватило бы одного занятия, поэтому 13 мая он давал свои разъяснения и практические советы в течение четырех часов.

На последнем занятии профессор коснулся вопросов, связанных с квалификацией таких преступлений, как посредничество в коммерческом подкупе, кража путем использования чужой топливной карты, мошенничество в арендных отношениях, хищение денежных средств юридического лица и др.

Со ссылкой на судебную практику лектор пояснил, что посредничество в коммерческом подкупе расценивается как соучастие в преступлении.

Он отдельно коснулся интеллектуального посредничества, приведя в качестве примера попытку чиновника склонить лицо к передаче ценностей в качестве взятки.

Кто этот чиновник – подстрекатель к даче взятки или посредник в совершении сделки, совершенной благодаря взятке? На этот и многие другие вопросы постановления Пленума Верховного Суда РФ пока не дают окончательного ответа.

Адвокатам рассказали о развитии теоретических и практических аспектов квалификации мошенничества и взяточничества

В случае, когда злоумышленник завладел чужой топливной картой и успел ее использовать до блокировки законным владельцем, его деяние может квалифицироваться как причинение ущерба юридическому лицу, так как потерпевшим в итоге оказался банк, вынужденный вернуть деньги на карту. Если же средства списаны с владельца карты в безакцептном порядке, то, как полагает эксперт, в зависимости от обстоятельств речь может идти либо о ст. 159 УК РФ (мошенничество), либо о ст. 158 УК РФ (кража).

Далее спикер прокомментировал ситуацию, при которой работодатель возмещает денежные средства работнику, создающему впечатление о том, будто бы он потратился на проживание во время командировки. В данном случае действия работника будут считаться противоправными, но они регулируются не Уголовным, а Трудовым кодексом.

Мошенники прислали клиенту ссылку о вознаграждении за опрос. Клиент после прохождения опроса передал данные своей банковской карты, после чего с его карты были списаны средства в счет погашения долга юридическому лицу.

Клиент к этому долгу никакого отношения не имел.

По словам эксперта, такое введение в заблуждение физического лица, которое фактически предоставило злоумышленникам данные, позволяющие списать деньги с его карты, может быть квалифицировано как кража.

Если хищение чужих ценностей совершено с помощью сфабрикованных злоумышленником документов, то ст. 327 УК РФ (подделка документов) может применяться при указании способа совершения противоправного деяния, а само преступление квалифицируется по ст. 159 УК РФ (мошенничество).

Довольно подробно был прокомментирован конфликт на почве имущественного спора, закончившийся перебранкой. Мужчина использовал ненормативную лексику, после чего у женщины заметно ухудшилось состояние здоровья. В результате было возбуждено уголовное дело по ч. 1 ст.

111 УК РФ (умышленное причинение тяжкого вреда здоровью). Лектор напомнил о причинной связи, охватываемой сознанием нарушителя, и заявил о том, что вменение в принципе возможно, но надо определить вину.

Удар палкой объективно может явиться даже причиной смерти, но реакция на грубые слова непредсказуема, поэтому причинно-следственную связь установить в этом случае практически невозможно. «После этого – не значит вследствие этого», – резюмировал Павел Яни.

Кроме того, по его мнению, надо еще доказать, что мужчина осознавал, к каким тяжким последствиям могут привести его брань.

Адвокатам рассказали о квалификации хищений безналичных денежных средств

В ряде вопросов затрагивались случаи, когда при умысле украсть деньги, находящиеся в кошельке жертвы, преступник завладевал также банковским картами потерпевшего и использовал их в дальнейшем в магазине. Хищение денег в данном случае является кражей, а оплата покупок чужими картами – мошенничеством.

Адвокатам помогли разобраться в сложностях с квалификацией различного рода хищений

  • Эксперт также дал пояснения по вопросам о достаточности доказательств в делах о взяточничестве; предупредил о том, что заключение специалиста далеко не всегда должно быть учтено судом; высказал свои соображения о квалификации действий, связанных с завладением чужим недвижимым имуществом; ответил на ряд других сложных вопросов.
  • Павел Яни сообщил, что в одной из своих следующих лекций он предполагает рассмотреть проблему соотношения мошенничества и сделки, благодаря чему можно будет сделать ряд выводов, распространяющихся на сферу уголовной ответственности.

Обращаем внимание, что сегодня, 13 мая, вебинар будет доступен до 24.00 (по московскому времени). Повтор трансляции состоится в воскресенье, 17 мая.

Константин Катанян

Оставьте комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *