Переквалификация пункта 1 на 2 статьи 105

Иллюстрация: Право.ru/Петр Козлов Пленум ВС принял постановление, которое должно помочь судам гуманизировать и индивидуализировать наказание, используя действующий УК. Шанс сменить категорию преступления на более мягкую дает ч. 6 ст. 15, появившаяся в 2011 году. Но суды используют ее очень редко – примерно в 0,5% случаев осуждения за преступления средней, тяжкой или особо тяжкой категории. Пленум разъяснил, когда судьям следует учесть смягчающие обстоятельства, и прописал алгоритм для решения такого вопроса.

Пленум ВС уже второй раз обсуждает практику по смене категории преступления на менее тяжкую, если в деле есть смягчающие обстоятельства. В ходе прошлого заседания отмечалось: суды чаще не готовы применять смягчающую наказание статью, несмотря на то, что такая возможность многое меняет для подсудимого: от вида колонии до шанса освободиться досрочно. При этом, отказывая в переквалификации преступления, судьи могут неполно обосновывать подобные решения или ограничиться формулировкой «Оснований не усматривается». Указание на конкретные обстоятельства, послужившие основанием для отказа в изменении категории преступления, открывает широкий простор для обжалования, а значит, и для отмены приговора в вышестоящей инстанции, поясняет Светлана Мальцева, адвокат АБ «Забейда и партнеры», экс-судья по уголовным делам.

ФАКТ таково количество человек, которым смягчили приговор в 2017 году. Это 0,5% от всех осужденных за преступления средней, тяжкой и особо тяжкой категорий.

Она видит две причины сложившейся ситуации. Первая – отсутствие достаточного объема наработанной судебной практики. Вторая – отсутствие четких критериев, по которым действия конкретного подсудимого можно было бы квалифицировать с понижением категории преступления. 

«Дело в том, что до сих пор основным критерием успешной судейской работы является так называемая «устойчивость принятого решения»: чем меньше отмен приговора, тем лучше работает судья. А отмен мало тогда, когда судья не «изобретает велосипед», т. е.

не практикует индивидуальный подход и какие-то нестандартные решения, что может быть просто не понято вышестоящей инстанцией, а выносит приговор в соответствии с требованиями санкции статьи и сложившейся судебной практикой.

Так проще и безопасней для судьи, тем более что закон это напрямую позволяет», – поясняет Мальцева. 

Прокуратура также может не согласится и будет обжаловать итоговое решение, напоминает партнер АБ «ЗКС» Сергей Малюкин. Он подтвеждает: при принятии решения госорганы, в том числе и суды, руководствуются не только буквой закона, но и репутационным критерием.

В итоге наказать по всей строгости оказывается проще, чем применить такие основания для прекращения уголовного дела, как, например, деятельное раскаяние или назначение меры уголовного правового характера в виде судебного штрафа, не говоря уже об изменении категории преступления на менее тяжкую, говорит о причинах непопулярности обсуждаемых статей УК Малюкин.

Переквалификация пункта 1 на 2 статьи 105

Понижение категории преступления – всегда спорный момент, ведь свое мнение нужно будет мотивировать, что сделать в отсутствие четких критериев для такого понижения не так-то просто – судебное решение очень просто будет отменить в вышестоящей инстанции. А этого никто не хочет. Именно поэтому и получается, что проще и безопаснее для приговора оставлять категорию той, которая была предусмотрена законодателем.

Светлана Мальцева, адвокат АБ «Забейда и партнеры»

Однако Пленум ВС надеется переломить подобную практику и помочь судам использовать возможности гуманизации наказания, и без того предусмотренные УК. Для этого судьям дали алгоритм действий по применению ч. 6 ст. 15 кодекса.

Каждому делу – индивидуальный подход

Пленум ВС справедливо рассчитывает, что быть смелее в использовании ч. 6 ст. 15 УК помогут более детальные разъяснения относительно ситуаций, когда ее следует применить. В частности, судьям рекомендуют проверять возможность применения  статьи в каждом конкретном случае.

Законодательная категория преступления критична для подсудимого – от нее зависят вид исправительного учреждения и возможность назначения УДО, его отмена или сохранение, исчисление сроков для УДО или погашения срока судимости и другое.

А потому, выбирая категорию, надо основываться на реальной опасности преступления, которая не всегда совпадает с его законодательной категорией, было отмечено в ходе выступлений.

«Учет фактических обстоятельств преступления» и «степень его общественной опасности» – критерии оценочные и позволяют отказывать в изменении категории преступления вне зависимости от объективных обстоятельств дела, замечает Сегрей Малюкин. Но чтобы не дать судам отказывать в смягчении статьи по формальным основаниям, Пленум ВС подробно перечислил, на что именно должен смотреть судья, который решает вопрос о переквалификации преступления. 

В списке значимых факторов – способ совершения преступления, степень реализации преступных намерений, роль соучастника, вид умысла или неосторожности, мотив и цель преступления, характер и размер наступивших последствий и так далее.

Не должны помешать переквалификации преступления особый порядок рассмотрения дела и отягчающие обстоятельства, которые указаны в конкретной статье, говорится в постановлении Пленума. «Например, совершение кражи в составе группы лиц по предварительному сговору (п. а ч. 2 ст.

158 УК) само по себе не является препятствием для рассмотрения судом вопроса об изменении категории такого преступления на менее тяжкую», – приводился пример в проекте постановления.

Напротив, наверняка помешают смягчению общие отягчающие обстоятельства – например, рецидив. Если есть одно или несколько отягчающих обстоятельств, указанных в ст. 63 УК, поменять категорию преступления на менее тяжкую нельзя. 

Если подсудимого обвиняют в нескольких преступлениях, то суд решает, можно ли применить ч. 6 ст. 15 УК по каждому из преступлений отдельно, а если несколько подсудимых – по каждому из них, отмечено в постановлении Пленума.

Пленум указал и на последовательность действий судьи при решении вопроса о переквалификации наказания.

Сначала ему надо назначить вид и размер наказания, затем изменить категорию преступления и только после этого определить наказание по совокупности, принимая во внимание уже измененную статью, объясняется в постановлении. Суды могут смягчить категорию преступления только на один порядок.

При этом если суд решил изменить категорию с тяжкого на преступление средней тяжести, есть возможность освободить заключенного от отбывания наказания, и лицо в этом случае будет считаться несудимым.

Из постановления Пленума решено было исключить пункт, допускающий через переквалификацию вообще освободить лицо от отбывания наказания – такая ситуация может сложиться, если преступление переводят из тяжкого в разряд средней тяжести.

Споры на прошлом заседании вызвал вопрос о том, что делать, если при этом человека освободили от ответственности с назначением штрафа (ст. 76.2 УК). В итоге этот вопрос сочли неурегулированным законодательно – законодательство не разъясняет, что делать, если штраф так и не заплатили, и механизма вернуться к рассмотрению дела нет.

При этом было решено сохранить возможность переквалификации для несовершеннолетних, в отношении которых можно применить меры воспитательного воздействия (ст. 92 УК).

Надежда на гуманизацию

Юристы соглашаются, что постановление значимо для либерализации уголовного законодательства. При этом сохраняется и некоторый скепсис – то, как оно будет работать, остается под вопросом.

Переквалификация пункта 1 на 2 статьи 105

На практике применение этого Постановления Пленума действительно может позволить сильнее персонифицировать уголовную ответственность. Однако, глядя на практику применения Постановления Пленума ВС от 19.12.

2013 № 41 «О практике применения судами законодательства о мерах пресечения в виде заключения под стражу, домашнего ареста и залога», применение ч. 6 ст.

15 УК с большой долей вероятности останется на прежнем уровне.

 Сергей Малюкин, партнер АБ «ЗКС»

Светлана Мальцева, в свою очередь, уверена: Постановление Пленума, разъясняющего, какие именно факторы должен учесть суд, который решает вопрос смены категории преступления, а также наиболее спорные вопросы, связанные с применением данной нормы, имеет исключительно важное значение.

Переквалификация пункта 1 на 2 статьи 105

Разъяснения позволят разработать некий шаблон или алгоритм для судей, в соответствии с которым им будет проще принять решение о применении ч. 6 ст. 15 УК. А как только суды начнут более активно применять комментируемые нормы закона, появится и практика, которая тоже будет способствовать более широкому применению нормы.

Светлана Мальцева, адвокат АБ «Забейда и партнеры»

Но самое главное, для широкого применения правовой новеллы необходимо, чтобы судьи были по-настоящему независимыми, резюмирует Мальцева: «Ведь только умение судьи посмотреть на ситуацию под разными углами зрения без страха быть непонятым делает принятое решение законным и обоснованным».

  • Верховный суд РФ
  • Уголовный процесс
  • Пленум ВС

Переквалификация со ст. 105 УК РФ на ст. 108 УК РФ | судебная практика ВС РФ

❗ ОДНО ИЗ ЛУЧШИХ(!) оснований для смягчения приговора по ст. 105 УК РФ в практике судов апелляционной и кассационной инстанций, — это изменение квалификации с умышленного убийства на превышение пределов необходимой обороны! ПРИВЕДЕННЫЕ МОТИВЫ И ОСНОВАНИЯ ИЗМЕНЕНИЯ ОБВИНЕНИЯ ПРИМЕНИМЫ И ПО ИНЫМ УГОЛОВНЫМ ДЕЛАМ, С АНАЛОГИЧНЫМИ ОБСТОЯТЕЛЬСТВАМИ!

По многим уголовным делам все основания для этого имеются, т.к. конфликты, заканчивающиеся столь трагично, — обычно не рождаются на пустом месте, и бывают спровоцированы активными противоправными действиями потерпевшего.

Много лет профессионально занимаюсь защитой по уголовным делам и обжалованием приговоров. По результатам защиты вынесено свыше 10 оправдательных приговоров (в т.ч. есть оправдательные приговоры по ст. 105 УК РФ, даже по ч. 2 ст. 105 УК РФ)! Отменено и смягчено по составленным мной жалобам более 100 приговоров (неоднократно добивался переквалификации на ст. 108 УК РФ, В ТОМ ЧИСЛЕ НА СТАДИИ ОБЖАЛОВАНИЯ ПРИГОВОРОВ)! Делюсь своей, и не только, успешной практикой защиты…

РАССМОТРИМ НА ПРИМЕРЕ УСПЕШНОГО ОБЖАЛОВАНИЯ ПРИГОВОРА ПО РЕАЛЬНОМУ УГОЛОВНОМУ ДЕЛУ, ВОЗМОЖНОСТЬ ПЕРЕКВАЛИФИКАЦИИ ОБВИНЕНИЯ СО СТ. 105 УК РФ НА СТ. 108 УК РФ:

Приговором Сарапульского районного суда Удмуртской Республики от 3 июня 2019 года, с изменениями, вынесенными апелляционным определением судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда Удмуртской Республики от 24 декабря 2019 года и определением Судебной коллегии по уголовным делам Шестого кассационного суда общей юрисдикции от 23 апреля 2020 года Г. осужден по ч.1 ст. 105 УК РФ и по п. «з» ч.2 ст. 111 УК РФ. По совокупности преступлений в соответствии с ч.З ст.69 УК РФ назначено 10 лет (!) лишения свободы в ИК строгого режима.

Верховный суд РФ Кассационным определением от 22 октября 2020 г. по делу №43-УД20-8-К6 приговор суда первой инстанции и решения по нему вышестоящих судебных инстанций ИЗМЕНИЛ: переквалифицировал его действия с ч. 1 ст. 105 УК РФ на ч. 1 ст. 108 УК РФ(!!!), со значительным смягчением наказания по приговору (до 3-х лет 10 месяцев(!!!) по совокупности преступлений!).

Читайте также:  Штраф за неуплату при наличии квитанции на руках о своевременной оплате

Позиция кассационной инстанции ВС РФ, мотивы и основания изменения квалификации с ч. 1 ст. 105 УК РФ на ч. 1 ст. 108 УК РФ и смягчения приговора:

В соответствии с ч.1 ст.401.15 УПК РФ основаниями отмены или изменения судебных решений в кассационном порядке являются существенные нарушения уголовного и (или) уголовно-процессуального закона, повлиявшие на исход дела.

Такие нарушения уголовно-процессуального и уголовного закона допущены судом первой и последующими судебными инстанциями по настоящему делу.

Так, в силу положений пункта 2 статьи 307 УПК РФ, в описательно-мотивировочной части обвинительного приговора, суду надлежит дать оценку всем исследованным в судебном заседании доказательствам, как уличающим, так и оправдывающим подсудимого. Эти требования закона не в полной мере выполнены судом.

Как следует из материалов дела, сторона защиты в судебном заседании не оспаривала факт причинения смерти Р . и тяжкого вреда здоровью П осужденным Г., однако утверждала, что эти действия он совершил в состоянии необходимой обороны.

Описывая преступные действия Г., суд признал установленным, что 13 декабря 2015 года Г. после употребления спиртных напитков на почве личных неприязненных отношений нанес Р. множество ударов ножом в грудь, шею и иные части тела, причинив ему повреждения, повлекшие смерть на месте преступления. Кроме того в связи попыткой П. защитить Р. осужденный Г. нанес П.

множество ударов ножом в различные части тела, причинив его здоровью тяжкий вред. При этом судом установлено, что причиной конфликта между Г. и Р. явились неправомерные действия потерпевшего, который подготовил для хищения швейную машинку, принадлежащую матери осужденного, вынеся ее в коридор квартиры, когда Г. предъявил претензии Р.

в связи с его попыткой совершить кражу, словесный конфликт между ними перерос в драку, в ходе которой Г. применил нож. П. участия в драке не принимал, пытался лишь разнять дерущихся. Отвергая доводы стороны защиты о том, что Г. применил нож в отношении Р.

для защиты от его неправомерных действий, суд учел НЕ ВСЕ(!) обстоятельства, имеющие существенное значение для правильного разрешения дела. Оценив представленные сторонами доказательства, суд пришел к выводу о том, что никакой реальной угрозы жизни Г.

потерпевший Р не представлял, он не располагал оружием или предметами, которые мог использовать в качестве такового, его антропометрические данные также не дают основания полагать, что погибший мог представлять реальную угрозу для жизни подсудимого, в связи с отсутствием у кого-либо из дерущихся значительного физического превосходства над соперником конфликт, по мнению суда, мог закончиться без тяжких последствий. Вопрос же о наличии угрозы для здоровья Г. не обсуждался судом(!) и не получил в приговоре надлежащей оценки(!). Между тем часть 2 статьи 37 УК РФ предусматривает возможность защиты от посягательства, не сопряженного с насилием, опасным для жизни обороняющегося или другого лица либо с непосредственной угрозой применения такого насилия. Такая защита является правомерной, если при этом не было допущено превышения пределов необходимой обороны, то есть умышленных действий, явно не соответствующих характеру и опасности посягательства.

В соответствии с разъяснениями Пленума Верховного Суда Российской Федерации «О применении судами законодательства о необходимой обороне и причинении вреда при задержании лица, совершившего преступление» от 27 сентября 2012 г.

под посягательством, защита от которого допустима в пределах, установленных частью 2 статьи 37 УК РФ, следует понимать совершение общественно опасных деяний, сопряженных с насилием, не опасным для жизни обороняющегося или другого лица (например, побои, причинение легкого или средней тяжести вреда здоровью, грабеж, совершенный с применением насилия, не опасного для жизни или здоровья). В судебном заседании установлено, что в ходе драки Р. причинил Г. телесные повреждения, что подтверждается заключением судебно-медицинского эксперта, согласно которому при освидетельствовании Г. обнаружены — тупая закрытая травма грудной клетки с переломами 7, 8, 9, 10 ребер слева без смещения отломков с кровоподтеком на грудной клетке; закрытый поперечный перелом головки малоберцовой кости — наружной лодыжки левой голени без смещения с кровоподтеком в области левого голеностопного сустава, причинившие вред здоровью средней тяжести по признаку длительного расстройства здоровья; — подвывих пятого пальца левой стопы, причинивший легкий вред здоровью по признаку кратковременного его расстройства; — кровоподтеки на грудной клетке, левой ушной раковине, в области правого локтевого сустава, в области правого коленного сустава; ссадины на левой ушной раковине, в пояснично-крестцовой области слева, в области крыла подвздошной кости справа, на левом предплечье, не причинившие вреда здоровью. Телесные повреждения образовались от воздействия твердых тупых предметов, по давности можно отнести как полученные 13.12.2015г. (т.1, л.д.200-201). Из признанных судом достоверными показаний Г. в ходе предварительного следствия следует, что обнаруженные у него телесные повреждения кроме подвывиха пятого пальца левой стопы причинил ему в ходе драки Р. Как пояснил в судебном заседании П. Р. в ходе драки наносил осужденному удары руками и ногами по ребрам, только после этого Г. взял на кухне нож и стал наносить им удары Р. В соответствии с заключением судебно-медицинского эксперта при исследовании трупа Р. помимо колото-резаных ран на шее, груди, спине и левом плече, образовавшихся от воздействия колюще-режущего предмета, каковым мог быть нож, обнаружена одна ссадина на животе, которая образовалась от воздействия тупого твердого предмета. Приведенные доказательства свидетельствуют о том, что в ходе драки действия Р в сравнении с действиями осужденного были более активными, он нанес большее количество и со значительной силой ударов Г., причинив его здоровью вред средней тяжести в виде переломов четырех ребер и головки малоберцовой кости и легкий вред в виде кровоподтеков и ссадин на различных участках тела, что представляло реальную опасность для здоровья Г.

При таких обстоятельствах вывод суда о том, что Р. не имел физического превосходства, что его действия не представляли никакой опасности для Г., что последний не имел оснований защищаться от потерпевшего, нельзя признать обоснованным(!!!).

Вместе с тем, оценивая действия осужденного по применению ножа в отношении безоружного потерпевшего, которым он нанес не менее 33 ударов в различные части тела Р.

, 26 из которых нанесены в область спины, то есть в тот момент, когда потерпевший не применял насилие к осужденному, Судебная коллегия приходит к выводу о том, что необходимости в нанесении потерпевшему такого количества ударов не имелось, что избранный Губенка А.А.

способ защиты явно не соответствовал характеру и опасности посягательства, им превышены пределы необходимой обороны, а потому в силу ч. 2 ст. 37 УК РФ его защита не может быть признана правомерной.

С учетом изложенного действия Г. по убийству Р . при превышении пределов необходимой обороны правильно надлежит квалифицировать по ч. 1 ст. 108 УК РФ(!!!).

Напоминаю, что сам я профессионально занимаюсь обжалованием приговоров, вынесенных в любом порядке, любыми судами, по всем регионам РФ.

По результатам защиты вынесено более 10 оправдательных приговоров! Отменено и смягчено свыше 100 приговоров!

Более подробно обо мне и по вопросам обжалования приговоров можно узнать по ссылке. Там же можно ❗ БЕСПЛАТНО(!) проконсультироваться по вопросам обжалования приговоров. ОБРАЩАЙТЕСЬ!

  • Ставьте лайки и подписывайтесь на мой канал: «VIP-жалоба на приговор», — узнайте все об эффективном обжаловании приговоров!
  • БУДУТ ПРИВЕДЕНЫ ЕЩЕ МНОГО ХОРОШИХ КОНКРЕТНЫХ ОСНОВАНИЙ ДЛЯ СМЯГЧЕНИЯ И ОТМЕНЫ ПРИГОВОРОВ ПО РЕАЛЬНЫМ УГОЛОВНЫМ ДЕЛАМ, С МНОГОЧИСЛЕННЫМИ ПРИМЕРАМИ ПРАКТИКИ ОБЖАЛОВАНИЯ!
  • Спасибо за уделенное внимание❗????
  • Лайк и комментарий приветствуются❗????
  • Подписывайтесь

© В.В. Панфилов, 2021

Возможно, Вам будут интересны следующие публикации схожей тематики:

Переквалификация со ст. 105 УК РФ на ст. 109 УК РФ | судебная практика

Переквалификация со ст. 105 УК РФ на ст. 111, затем на ст. 114 УК РФ | в судах апелляционной и кассационной инстанций

Отобрал нож в драке у нападавшего и убил его: суд посчитал это необходимой обороной и полностью оправдал

Основания смягчения приговоров по ст. 105 УК РФ | в суде кассационной инстанции

Как смягчить приговор по ст. 105 УК РФ? | основания смягчения в кассации

Переквалификация УК на ст. 105

Переквалификация на другую статью по УК РФ предполагает изменение одного состава преступления на другой. Результатом становится либо более мягкое, либо более строгое наказание. Подать ходатайство о переквалификации может прокурор, обвиняемый и адвокат.

Если вы оказались обвиняемым, то при помощи адвоката у вас есть большая вероятность на переквалификацию статьи УК в вашу пользу. Поэтому очень важно выбрать хорошего юриста. Где его найти? На сервисе R.ТIGER, где есть честная система рейтингов! Кроме того, выбирая наш сервис, вы:

  1. Сэкономите время на поиске, так как в одном месте найдете проверенные компании.
  2. При создании заявки сами указываете бюджет, и на заявку откликаются только те, кто готов за эти деньги помочь.

А еще вы получаете гарантию результата. Исполнитель получит деньги только после того, как вы подтвердите, что заказ выполнен.

  • Хотите разобраться, но нет времени читать статью? Юристы помогут
  • Поручите задачу профессионалам. Юристы выполнят заказ по стоимости, которую вы укажете
  • С этим вопросом могут помочь 27 юристов на RTIGER.com

Решить вопрос >

Кто и как может менять квалификацию преступления?

Сначала квалификацией дела занимается следователь.

Именно он первый определяет статью УК, по которой дело будет рассматриваться в суде, если его поддержит прокурор, за которым остается последнее слово перед началом процесса.

Таким образом, прокурор может провести переквалификацию статьи уголовного дела или не делать ее. Дальнейшая переквалификация возможна в суде, в том числе первой, второй и высшей инстанции.

Закон ограничивает возможность переквалификации, особенно если ухудшается положение обвиняемого (ст. 10 УК). На различных стадиях уголовного процесса существуют свои правила.

На этапе предварительного расследования, когда уточняются фактические обстоятельства дела, следователь может легко переквалифицировать статью УК.

При этом он может изменить квалификацию как на более, так и на менее тяжкое преступление.

Читайте также:  Оплата декретного отпуска безработным онлайн

Прокурор и судья не могут так легко изменять квалификацию. Первый может в обвинительном заключении применить более «мягкую» статью УК. Но если он хочет квалифицировать преступление как более тяжкое, то обязан сначала возвратить дело следователю для предъявления нового обвинения.

Что касается суда, то он может изменить квалификацию преступления по УК РФ, если посчитает ее ошибочной. Как правило, ошибка в квалификации преступления возникает из-за неправильного толкования признаков состава преступления, из-за логической ошибки в процессе разграничения преступлений, из-за квалификации «с запасом» (как более тяжкого преступления) и т.д.

Кроме того, изменить квалификацию на другую статью УК может также суд второй и высшей инстанции. Как отмечают юристы, в особо сложных случаях в судебной практике квалификация преступления менялась несколько раз.

С какой статьи меняют квалификацию на статью 105 ук рф?

Статья 105 УК РФ — это убийство. Согласно п. 1 данной статьи, данное деяние предполагает наказание от шести до пятнадцати лет лишения свободы. Если преступление квалифицируется именно по п. 1 ст.

105 УК РФ, срок за убийство может быть минимальным.

Однако в процессе следствия (или суда) может оказаться, что преступление следует квалифицировать по пункту 2 статьи 105 УК, а в ней указываются причины, которые являются отягчающими обстоятельствами. Это убийство:

  • двух или более лиц;
  • лица, выполняющего служебные обязанности;
  • малолетнего;
  • лица, находящегося в беспомощном состоянии;
  • беременной женщины;
  • совершенное с особой жестокостью;
  • совершенное общеопасным способом;
  • по мотиву кровной мести;
  • совершенное группой лиц,
  • из корыстных побуждений или по найму,
  • из хулиганских побуждений;
  • с целью скрыть другое преступление;
  • по мотивам политической, идеологической, расовой, национальной или религиозной ненависти;
  • в целях использования органов или тканей потерпевшего.

Наказание за такое преступление — от восьми лет тюрьмы до пожизненного заключения. Поэтому в случае изменения квалификации со п. 1 ст. 105 на п. 2 ст. 105 строгость наказания существенно возрастает, а при обратном процессе снижается.

Кроме изменения квалификации внутри статьи 105, возможны и другие варианты. Например, изначально следователь возбудил дело по статье 111 УК РФ — причинение тяжкого вреда здоровью. Но в ходе следствия или судебного процесса пострадавший умер от полученных травм, и преступление получило новую квалификацию — по статье 105 — убийство.

В ходе следствия возможна также переквалификация статьи 109 «Причинение смерти по неосторожности» или 107 «Убийство, совершенное в состоянии аффекта» на статью 105, если будет доказан злой умысел и вменяемость обвиняемого на момент совершения преступления.

Таким образом, при изменении квалификации многое зависит от грамотно проведенных следственных мероприятий. А также от позиции прокурора, активности адвоката и от того, кого в конечном итоге поддержит суд.

  1. Источники:
  2. УК РФ Статья 105. Убийство
  3. Вопросы, разрешаемые судом при постановлении приговора

Переквалификация преступления с ч. 2 ст. 105 УК РФ на ч. 1 ст. 105 УК РФ

Уважаемые коллеги, хочу поделиться с вами практикой переквалификации преступления, предусмотренного п. «б» ч.2 ст. 105 УК РФ, убийство лица или его близких в связи с осуществлением данным лицом служебной деятельности или выполнением общественного долга на ч.1 ст. 105 УК РФ.

Началось все в марте 2017г. с обращения ко мне одной милой девушки, в последствии с ней было заключено соглашение, которая в слезах рассказывала о том, что взяли под стражу ее любимого человека и обвиняют в убийстве сторожа организации в которой он работал.

Заключив соглашение с доверителем, я с большим интересом вступила в данное уголовное дело, которое очень бурно развивалось и получило свое освещение в средствах массовой информации.

Честно скажу, что посмотрев все видеоролики в интернете, где освещалось совершение данного преступления и полное признание вины обвиняемым, пообщавшись с самим обвиняемым, где-то в глубине души я подумала, что не смогу как-то глобально помочь этому парню, к слову ему всего лишь 25 лет.

Кратко о преступлении

В марте 2017г. водители одной организации после окончания смены распивали спиртные напитки на рабочем месте.

У одного из водителей случился конфликт со сторожем данной организации вследствие того, что он не позволил ему выехать за пределы гаража на чужом автомобиле в пьяном состоянии.

Как итог, этот водитель убил сторожа на рабочем месте монтировкой, нанеся ему около 14 ударов в область головы. Изначально подзащитный дал признательные показания и раскаялся в содеянном.

Переквалификация

Все изменилось коренным образом, когда при очередном продлении стражи, я знакомилась с материалом, который был представлен следователем при избрании меры пресечения моему подзащитному. В данном материале я увидела копию трудового договора и должностную инструкцию потерпевшего, которые меня очень заинтересовали.

Подробно изучив два этих документа, но и соответственно зная обстоятельства данного уголовного дела, я поняла что есть шанс переквалифицировать преступление, предусмотренное п. «б» ч.2 ст. 105 УК РФ, убийство лица или его близких в связи с осуществлением данным лицом служебной деятельности или выполнением общественного долга на ч.

1 ст. 105 УК РФ.

Мною было составлено соответствующее ходатайство о переквалификации преступления (которое представлено вашему вниманию). Конечно же не все гладко было в этой истории, но важен конечный результат, а он был, т.е. мое ходатайство было удовлетворено.

Основной акцент в ходатайстве был сделан на то, что потерпевший не исполнил свои обязанности в соответствии с должностной инструкцией и что отсутствовали действия по выполнению общественного долга со стороны потерпевшего.

Эти доводы и послужили основанием для удовлетворения моего ходатайства.

Итог

Итог проведенной работы заключается в следующем: мы добились переквалификации преступления. Гособвинитель в суде запросил моему подзащитному 8 лет лишения свободы, но гуманный Кировский районный суд г. Кемерово приговорил к 9 годам лишения свободы.

В апелляционной инстанции приговор нами не обжаловался, так как подзащитный был категорически против, опасаясь увеличения срока. Приговор был обжалован только потерпевшей (женой погибшего), гособвинение и мы считали приговор законным и обоснованным.

Суд апелляционной инстанции оставил приговор без изменения.

Комментарий к ст. 105.1 НК РФ

Ст. 105.1 НК РФ, определяющая основные критерии для признания лиц взаимозависимыми, играет достаточно важную роль в системе налогообложения. Рассмотрим особенности ее применения.

Статья 105.1 НК РФ: значение

Взаимная зависимость во взаимоотношениях определяется как возможность оказания влияния на действия зависимого лица (п. 1 ст. 105.1 НК РФ). Зависимость, отражающаяся на налоговых правоотношениях, устанавливается во взаимодействии между (п. 2 ст.105.1 НК РФ):

  • юрлицами;
  • юр- и физлицами;
  • физлицами.

В первую очередь она представляет интерес для налоговых органов, выявляющих в сделках, осуществляемых между зависимыми лицами, моменты, приводящие к занижению налоговой базы (пп. 1–3 ст. 105.3 НК РФ). Такое занижение может быть связано:

  • с уменьшением цены сделки в сравнении с рыночной, что требует проверки правильности определения налоговых баз по прибыли (для физлиц и ИП — НДФЛ), НДС, НДПИ (п. 4 ст. 105.3 НК РФ);
  • игнорированием отсутствия права на применение льготы, что актуально для учета с 2015 года в налоге на имущество юрлиц движимых объектов, приобретенных после 2012 года и относимых к 3–10-й амортизационным группам (подп. 8 п. 4 ст. 374 и п. 25 ст. 381 НК РФ);
  • сокрытием факта приобретения у взаимозависимого лица недвижимости, расходы по которой при отсутствии зависимости дают право на вычет по НДФЛ (п. 5 ст. 220 НК РФ).

Подробнее о влиянии взаимозависимости на контроль над величиной налогов, в т. ч. при спецрежимах, читайте в статье «Взаимозависимые лица в налоговых правоотношениях — 2016».

Таким образом, взаимная зависимость привлекает внимание в части более пристального налогового контроля. Но если факты занижения налоговой базы не выявлены, то ее значимость сводится к нулю.

Еще одним моментом, значимым для понятия взаимной зависимости, является предусмотренная подп. 2 п. 2 ст. 45 НК РФ возможность принудительного взыскания имеющейся у налогоплательщика недоимки со счетов зависимого лица, если установлен факт передачи этому лицу части выручки или активов плательщика, имеющего недоимку, в т. ч. через цепочку лиц.

Взаимозависимость по п. 2 ст. 105.1 НК РФ

Наиболее распространенные виды взаимодействия, приводящие к взаимной зависимости, указаны в п. 2 ст. 105.1 НК РФ. Это ситуации:

  • участия (непосредственного или косвенного) юр- или физлица в какой-либо организации (или одновременно в нескольких) в доле, составляющей больше 25% (подп. 1–3);
  • зависимости формирования до 50% состава исполнительных органов юрлица от решений определенных юридических или физических лиц (подп. 4–6);
  • занятия физлицом должности единоличного исполнительного органа юрлица или нескольких юрлиц (подп. 7, 8);
  • наличия преемственности участия юр- или физлица в череде организаций в общей доле, составляющей больше 50 % (подп. 9);
  • существования между физлицами служебных отношений с должностной подчиненностью или близкородственных связей (подп. 10, 11).

Правила, по которым определяется доля участия, содержатся в п. 3 ст. 105.1 и ст. 105.2 НК РФ. Они предписывают:

  • участие физлица в юрлице оценивать как общий вклад его самого и всех его взаимозависимых лиц;
  • итоговую долю участия формировать как сумму долей непосредственного (прямого) и косвенного участия;
  • косвенное участие оценивать расчетным путем по формуле, приведенной в подп. 3 п. 3 ст. 105.2 НК РФ, с предварительным расчетом величины прямой доли для каждого звена каждой последовательности участия и суммированием косвенных долей, если последовательностей участия несколько.

Иные критерии взаимной зависимости

Помимо ситуаций, приведенных в п. 2 ст. 105.1 НК РФ, признание лиц взаимозависимыми возможно и по иным причинам, которые вправе установить:

  • сами взаимодействующие лица (п. 6 ст. 105.1 НК РФ);
  • суд (п. 7 ст. 105.1 НК РФ).

Необходимость обращения в суд возникает при наличии споров налогоплательщиков с ФНС, находящей дополнительные критерии взаимной зависимости. Однако суды не всегда принимают сторону налоговых органов. Примером таких решений могут служить постановления арбитражных судов:

  • Восточно-Сибирского округа от 20.08.2015 № А19-13974/2014;
Читайте также:  Кому принадлежат авторские права на переведенные сериалы?

Прекращение дела или переквалификация?

Этот случай для адвокатской практики может быть интересен самим фактом события – уголовное дело было возвращено прокурору по ходатайству не защитника, а представителя потерпевшего.

Постановлением о возврате дела прокурору суд разъяснил гособвинению, что ссылка адвоката на редко используемое на практике Постановление Конституционного Суда РФ от 8 декабря 2003 г.

№ 18-П «О проверке конституционности положений статей 125, 219, 227, 236, 237, 239, 246, 254, 271, 378, 405 и 408, а также глав 35 и 39 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации в связи с запросами судов общей юрисдикции и жалобами граждан» оправданна и процессуально обоснована.

В апреле 2020 г. несовершеннолетний Х. назвал в соцсети малознакомую собеседницу дурочкой. О времена, о нравы! Мы снова возвращаемся в пушкинскую эпоху! Еще совсем недавно мальчики называли малознакомых девочек словами, которые не только неловко произносить вслух, но и трудно написать технически.

А тут – «дурочка»! У человека, который является очевидцем сетевых «батлов» с использованием «подвальной» лексики, это слово ассоциируется с кринолинами, поклонами и нежным трепетом штор. Но девочка о гусарах, очевидно, не слышала и сообщила другому знакомому, В., что оскорблена.

Это сообщение, видимо, было сформулировано таким образом, что можно было вообразить, не подумывает ли она наложить на себя руки. Тогда, чтобы этого не случилось, В. встретился с Х. и «наложил руки» на него. Рванув на себе майку как Доцент в «Джентльменах удачи», он нанес юноше не менее 15 ударов по лицу.

По результатам судмедэкспертизы у потерпевшего был диагностирован закрытый перелом костей лицевого скелета и закрытая черепно-мозговая травма, что было квалифицировано как вред здоровью средней тяжести, и он был привлечен к ответственности по ч. 1 ст. 112 УК РФ.

Но, как во многих уголовных делах, неочевидных явлений в этом деле было куда больше, чем очевидных. Так, В. избивал Х.

, не имея для этого повода, в общественном месте, публично раздевшись до брюк, в присутствии несовершеннолетних разных возрастов, презрев общественные представления о морали и нравственности.

Зная это из материалов уголовного дела, даже первокурсник юридического факультета наверняка задастся вопросом: почему, собственно, деяние было квалифицировано по ч. 1 ст. 112, когда из обстоятельств дела следует, что ч. 2 этой статьи не миновать? И здесь начинается самое интересное…

В течение почти года Х. и его законный представитель органом уголовного преследования не признавались потерпевшими, в то время как орган дознания заявлял о виновных лицах как о «неустановленных», что, по его мнению, давало дознавателю, несмотря на требования ст. 223 УПК, право продлевать сроки дознания бесконечно.

Гадать о причинах столь небрежного (или, напротив, старательного?) отношения к службе, думаю, бессмысленно. Тем временем срок привлечения В. к уголовной ответственности истек. Дело в том, что преступления по ч. 1 ст. 112 УК в соответствии с требованиями ст. 15 Кодекса относятся к преступлениям небольшой тяжести, а обвиняемый на тот момент был несовершеннолетним.

В совокупности это породило ситуацию, при которой, согласно ст. 78 УК, лицо освобождается от уголовной ответственности, если со дня совершения преступления небольшой тяжести истекли два года. В отношении несовершеннолетних этот срок составляет год. Таким образом, орган дознания создал, на мой взгляд, искусственные условия для освобождения В. от уголовной ответственности.

В конце концов дело было направлено в суд.

В суде после состоявшегося судебного следствия адвокаты заявили два ходатайства. Защитник подсудимого – о прекращении уголовного преследования в связи с истечением сроков привлечения к уголовной ответственности. Я как представитель потерпевшего, не согласившись с квалификацией преступного деяния, – о возвращении дела прокурору на основании п. 6 ч. 1 ст. 237 УПК.

В своем ходатайстве я пояснил, что в соответствии с п. 6 ч. 1 ст.

237 УПК судья по ходатайству стороны возвращает дело прокурору для устранения препятствий его рассмотрения судом, если фактические обстоятельства, изложенные в обвинительном акте, свидетельствуют о наличии оснований для квалификации действий обвиняемого как более тяжкого преступления либо в ходе предварительного слушания или судебного разбирательства установлены фактические обстоятельства, указывающие на наличие оснований для квалификации действий указанного лица как более тяжкого преступления, общественно опасного деяния.

По смыслу закона основанием для возвращения дела прокурору являются существенные нарушения УПК, допущенные на досудебной стадии производства по делу, не устранимые в ходе судебного разбирательства, в силу которых исключается возможность вынесения судом приговора.

Я обратил внимание суда также на Постановление КС от 8 декабря 2003 г. № 18-П, а именно – на содержание ст.

215, 220, 221, 225, 226 УПК, в соответствии с которыми обвинительное заключение или обвинительный акт как итоговые документы следствия или дознания, выносимые по их окончании, составляются, когда следственные действия по делу произведены, а собранные доказательства достаточны для составления указанных документов.

Из этого следует, что если на стадии дознания допущены нарушения УПК, то ни обвинительное заключение, ни обвинительный акт не могут считаться составленными в соответствии с требованиями Кодекса. Таких нарушений, по моему мнению, в данном деле было достаточно.

Кроме того, я указал, что согласно ст. 73 УПК обстоятельствами, подлежащими доказыванию при производстве по уголовному делу, являются среди прочих событие преступления, время, место, способ и другие обстоятельства его совершения, а также характер и размер вреда, причиненного преступлением. В данном деле упомянутые обстоятельства были установлены и оценены не в полном объеме.

В ходатайстве о возвращении дела прокурору я сослался и на правовую позицию Верховного Суда РФ, изложенную в Постановлении Пленума от 15 ноября 2007 г.

№ 45, согласно которой под уголовно наказуемыми деяниями, совершенными из хулиганских побуждений, следует понимать умышленные действия, направленные против личности человека, которые совершены без повода или с использованием незначительного повода (хулиганские побуждения при совершении преступного деяния, предусмотренного ст. 112 УК, являются квалифицирующим признаком ч. 2 ст. 112 Кодекса). В названном постановлении отмечено также, что при решении вопроса о наличии в действиях подсудимого грубого нарушения общественного порядка, выражающего явное неуважение к обществу, судам следует учитывать способ, время, место их совершения, а также интенсивность, продолжительность и другие обстоятельства.

Явное неуважение к обществу выражается в умышленном нарушении общепризнанных норм и правил поведения, продиктованном желанием виновного противопоставить себя окружающим, продемонстрировать пренебрежительное отношение к ним.

Суду надлежит установить, в чем конкретно выражалось грубое нарушение общественного порядка, какие обстоятельства свидетельствовали о явном неуважении виновного к обществу. В рассматриваемом деле В.

частично сорвал с себя одежду, демонстрируя обнаженное тело в качестве доминанты, побои несовершеннолетнему он наносил в общественном месте – на детской площадке открытого типа у магазина в садовом обществе, в присутствии несовершеннолетних, включая не достигших 16-летнего возраста, в том числе девочек.

Поэтому у органа уголовного преследования были, на мой взгляд, все основания усмотреть в действиях обвиняемого хулиганские побуждения. Но вместо этого дознаватель уклонился не только от оценки данных обстоятельств, но и от упоминания об этом.

Кроме того, как отмечалось в ходатайстве, суду необходимо достоверно установить наличие у лица прямого умысла, направленного на грубое нарушение общественного порядка и проявление явного неуважения к обществу. В том, что В.

наряду с умыслом причинить вред здоровью Х.

имел умысел на запугивание присутствующих и постановку себя в господствующее положение методами, подлежащими осуждению не только моральными критиками, но и теоретиками уголовного права, у дознавателя, по моему мнению, не должно было остаться сомнений.

В итоге суд, согласившись с доводами ходатайства, постановил, что органы дознания не оценили, повлекли ли действия обвиняемого грубое нарушение общественного порядка, общепризнанных норм и правил поведения в обществе, безопасности в публичных местах; не нарушили ли они спокойствие неопределенно большого круга лиц, нормальные условия жизни и деятельности граждан; усматриваются ли в поведении подсудимого признаки явного неуважения к обществу, можно ли констатировать противопоставление со стороны В. себя обществу, а также демонстрацию собственной исключительности (демонстративное снятие с себя одежды перед избиением потерпевшего) с целью причинения телесных повреждений потерпевшему из хулиганских побуждений, а не по мотиву личной неприязни.

Суд постановил, что доводы представителя потерпевшего, изложенные в ходатайстве о возвращении дела прокурору, в части несоответствия квалификации действий подсудимого и необходимости переквалификации по более тяжкому составу заслуживают внимания и нуждаются в тщательной проверке и надлежащей оценке со стадии предварительного расследования.

Как указано в постановлении, обстоятельства, установленные в судебном заседании, не могут быть восполнены при рассмотрении уголовного дела, так как это отразится на всесторонности и объективности при принятии окончательного решения, поскольку согласно ч. 3 ст. 15 УПК суд не является органом уголовного преследования, не выступает на стороне обвинения или защиты, а создает необходимые условия для исполнения сторонами их процессуальных прав и обязанностей.

Таким образом, как заключил суд, по делу имеются препятствия для его рассмотрения, предусмотренные п. 6 ч. 1 ст. 237 УПК, влекущие возвращение уголовного дела прокурору с целью их устранения.

Этим же постановлением ходатайство защитника подсудимого о прекращении уголовного дела суд признал преждевременным и оставил без рассмотрения на основании возвращения дела прокурору.

Было в этом деле еще одно примечательное событие, отраженное в постановлении суда.

Гособвинитель, помощник прокурора Новосибирского района Новосибирской области, возражала против удовлетворения ходатайства представителя потерпевшего о возвращении дела прокурору, мотивируя тем, что предварительное расследование проведено в полном объеме, а действиям обвиняемого дана верная юридическая оценка. В связи с этим она просила суд удовлетворить ходатайство защитника подсудимого и прекратить уголовное преследование В. в связи с истечением срока давности.

Постановлением мирового судьи от 15 сентября уголовное дело было возвращено прокурору для устранения препятствий его рассмотрения судом.

Такие судебные акты встречаешь с удовлетворением не только потому, что суд прислушался к доводам адвоката потерпевшего вопреки доводам гособвинителя, но и в связи с тем, что подобные решения требуют высокой судейской самоидентификации, непредвзятости и беспристрастности.

Оставьте комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *